Дневник Оли Шиленко, мамы близнецов. Об ужине, гирляндах и новых братиках
Мысли

Дневник Оли Шиленко, мамы близнецов. Об ужине, гирляндах и новых братиках

Оля с рождения близнецов Матвея и Демьяна ведет дневник онлайн (предыдущие выпуски дневника можно почитать тут, тут, тут и тут. Остроумными и забавными зарисовками из жизни трехлетних разбойников, никого не оставят равнодушными, и каждая мама найдет в них немножко про себя и своих малышей.

***
Готовлю ужин.
Матвей притащил из комнаты детский стульчик, залез на него и осторожно заглядывает в кастрюлю на дальней конфорке.

Постоял так минуту, подумал, затем спрыгнул и убежал обратно в комнату, откуда через пару секунд вернулся со вторым стульчиком в руках.
Поставил его рядом и снова занял свой пост.

В дверном проеме появляется Демьян, видит брата и спокойно спрашивает:
– И как там? Што сигодня показывают?
– Какая-то каша, – пожимая плечами, отвечает Матвей.
– Вкусненькая?
– Ни знаю, иды сюды и сам пасматри. Я занял тибе место.

***
– А давайте почитаем! – предлагаю я, устраиваясь на диване с новой книгой про пирата.
– Я люблю читать! – раздается голос Демьяна из почему-то… кладовки.

Спустя мгновенье он появляется передо мной весь увешанный гирляндами, которые мы в прошлое воскресенье сняли с ёлки и спрятали в ящик до следующего декабря.

Деловой походкой шелестящий Дёма проходит мимо меня в детскую комнату, приговаривая:
– Тока я сийчас занят нимнога. Нада чуть-чуть подаждать. Я тибя пазаву.

И закрывает за собой дверь.

***
Мальчики играют в машинки.

– На тибе пажарную, Дёма, будешь тушить агонь.
– Нет, я ни магу! Я же палицеский!
– Нада!
– Ни магу! Давай ты будешь пажарным!
– Нет, у миня же аварийная!
– Ну, и што мы будем делать?
– Мама, мамааа, МАМААА, нам нужны втарые Дёма и Матвей.

– Ничего не поняла. Как это “вторые”?
– Ещё два братика нам нада. Срочна. Ну, из животика тваего.
– Ты, што, не панимаешь? Нам в машинки играть ни удобна!

***
Собираемся на улицу.
Застегиваю Дёме комбинезон, а он в это время внимательно рассматривает моё лицо.

– Ой! Ты, што, савсем ни накрасилась?
– Нет.
– Оя, но ты же ни такая!
– Не какая?
– Ни такая мама, каторая ходить гулять с некрашенной губой.

***
Утром в нашей ванной был замечен маленький паучок, и мальчики каждые полчаса бегали проверять, никуда ли он не делся.
Но после дневного сна ванная оказалась пустой.

– Мама! – в ужасе воскликнул Матвей. – Пака мы спали, к нам прабрались грабители-зладеи!
– Как? Не может такого быть!
– Да! Ани тихонецько праникли в дом с фанариками и пахитили нашего паука!
– Только паука?
– А што тут ещё брать?!
– Действительно.

Я ни магу столька работать!

Демьян сидит за ноутбуком и с деловым видом лупит по клавишам.

– Я работаю, мама и папа. Мне нада оцень многа работать, штобы заработать денежку и купить вам падарак. Што вы сибе хатите?
– Я хочу в Париж, – отвечаю я.
– Ни знаю, мама, эта будет сложна. Ты панимаешь, штобы лететь в Парись, нада бальшой самалет. Но бальшой самалет нам некуда паставить. Для ниго нада купить гараж и краватку, штобы он ноцью спал. Но даже кагда мы купим гараж и краватку, у нас ни будет длиннай-длиннай-длиннай дароги, штобы самалет быстра ехал, ехал, ехал и взлетал. Палучаеца, што нам нада купить самалет, гараж, краватку и длинную-длинную-длинную дарогу. Эта оцень многа денежки. Я ни магу столька работать!

***
После купания целую Дёму в распаренную пятку и говорю:

– Как же я люблю эти маленькие ножки!
– Животик у меня тозе оцень харошенький, – кокетливо улыбаясь, заключает он.

***
На часах около семи.
Я накрываю на стол, готовлюсь к приходу друзей на ужин.

– Мама, што ты делаешь? – спрашивает Демьян.
– У нас сегодня праздник, скоро придут гости.
– Но уже темно! Уже савсем ночь!
– Ещё не поздно, сынок, просто солнце рано садится.
– Нет, мама, так нильзя! Уже пара пить йогурт, чистить зубки, лажитца спать…
– Гости намекнули, что принесут вам что-нибудь вкусненькое.
– Ну харашо, харашо, мама, ладна. Но эта будет паследний раз! Паследний раз я тибе разрешаю па начам празники сваи празнавать, панятна?

***
Мальчики бегают по квартире, играют в “героев”.

– Я – Бэпан (Бэтмен)! – кричит первый.
– А я – Паук-Челавек! – восклицает второй.

Вдруг, во время *надцатого забега из детской комнаты в гостиную, Матвей останавливается передо мной, наклоняется вперед и шепотом произносит:
– На самам деле, мама, эта я, Матвей, я проста сийчас считаю, что я – Бэпан. Но так будет ни всигда!

И подмигивает.

О приключении мочалки в стране мусоровозов
Демьян чистил мандарин и увидел в мусорном ведре мочалку для мытья посуды.

Глаза тут же наполнились слезами, голос задрожал:
– Мама, а што, мачалка эта тибе больше ни нужна?
– Да, она уже старенькая стала, и я достала новую, – спокойно, без всякой задней мысли, ответила я.
– Ты выкинула её патаму што ана старенькая? Но так нильзя! Куда ана пайдет типерь? Што с ней будет? Ана же савсем адна!

Двадцать минут.
Двадцать минут мы с П. и Матвеем успокаивали рыдающего ребёнка, выдумывая истории о приключении мочалки в стране мусоровозов, и ничего не могли с ним сделать.
Потом отвлекли, заговорили и вроде бы получилось.

Только что прохожу мимо детской комнаты, где П. укладывает мальчиков спать.
Из-за закрытой двери слышны горькие всхлипывания и серьезный мужской голос:
– Дёма, я прошу тебя, ты должен взять себя в руки и жить дальше. С мочалкой всё будет хорошо.

***

– мальчики, у меня для вас большая новость. сегодня вы не будете спать днём! мы едем обедать в кафе, гуляем по городу, а затем все дружно топаем на ёлку!
– мама, тише гавари… палиция услышит, што мы ни будем спать, и приедет тибя арестовать.
– да, тихонецько, эта будет наш с табой сикрет. хароший сикрет! ты – наше сокровище, мама, ты – клад, ты – сундук, ты – деньги.
– и персик. самый красивый персик.

О женщинах в жизни моих сыновей.

Сегодня к мальчикам в гости приехала вторая бабушка, мама П.
Они услышали её голос, выбежали в коридор встречать, распахнули объятия и… замерли.

– Ура, эта ты… Лена! – неуверенно восклицает Матвей имя нашей няни.
– Нет, ни Лена, – шепчет ему Демьян.
– Ура, эта ты… Таня! (имя нашей бывшей няни)
– Нет, ни Таня.
– Эта ты… Галя! (другая бабушка)
– Нет, ни Галя.
– Эта ты… Оя?
– Оя – эта мама.
– Эта ты… Лариса? (уже почти в истерике)
– Лариса! Да, точна! Лариса!
– Лариса, ура, эта ты! (восторженно)
– Я гаварю, слишкам многа девачек.

Тагда эта никаму не интересна.

Шесть утра, стою в дверях одетая, пытаюсь тихонечко выскользнуть из квартиры.

– Мама, ты куда? – сонный голос за спиной.
– Спи, спи, сынок, я на работу.
– Но там ещё ночь! Там савсем темно!
– Да, но, ты понимаешь, сегодня рано-рано приехал важный дядя, и я должна пойти на его встречу с другим важным дядей. Это и есть моя работа.
– Зачем?
– Так делаются новости. Мне нужно послушать важного дядю, записать то, что он скажет, и быстро рассказать другим людям.
– Зачем?
– Им это интересно.
– Он привез марозиво?
– Нет.
– Киндер?
– Нет.
– Йогурт?
– Нет.
– Тагда эта никаму не интересна. Аставайся дома. Пайдем палежим.