Мнения Образование

Детский ад: отдавать ли ребенка в садик?

Я спросила своих фейсбучных друзей, и оказалось, что почти половина из них считает детский сад лучшим местом для социализации. Мой собственный пример мешает мне с этим согласиться. В сад я не ходила, но это не помешало мне стать журналисткой и даже завести нескольких друзей и много хороших знакомых.

Частные садики — не рай для детей. Даже наоборот. Недавно украинские телеканалы 26 марта 2019 года рассказывали об ужасной няне частного садика в Вышгороде (Киевская область). Она грубо вела себя, одевая детей на прогулку: толкала их, поднимала за грудки и трясла в воздухе. Ее действия зафиксировала скрытая камера наблюдения.

Пост с видео опубликовала в Facebook мама одного из воспитанников сада. Няню отстранили от работы, проводятся досудебные расследования по статье 126 Уголовного кодекса Украины («Побои и истязания»).

Спор «Ходить или не ходить» («водить или не водить») в детский сад может длиться вечно. Но мы выбрали конструктивные позиции и поговорили о гармоничном развитии личности ребенка при любых условиях с психологом Андреем Кузьменко. Дальше — прямая речь.

Организовать детсадовские условия дома — сложно

Чтобы ответить на вопрос, нужен ли сад ребенку, придется учесть несколько моментов. Первое — это условия в садике. Второе — условия дома. Если ребенок живет насыщенно, то неважно, где проходит его день.

Важно, чтобы дети активничали, гуляли, ходили на площадки, взаимодействовали со сверстниками, с равными себе (а не только с родителями, педагогами и нянями). Чем разнообразнее общение ребенка, тем больше моделей поведения он усвоит.

Можно сказать, что мозг ребенка — ящик с карточками. На них запечатлены модели поведения. Чем больше картотека, тем легче ребенку будет в дальнейшем. Он сумеет проанализировать другого человека, сопоставить с образами из картотеки, и, согласно этому образу, действовать.

В детском саду ребенка могут скорректировать или «растворить» («разбавить», грубо говоря). «Разбавление» означает, что полученные в семье модели поведения могут корректироваться моделями поведения нянь и других детей.

Еще один важный механизм, вырабатываемый в детском садике, — это саморегуляция. Ребенок учится регулировать свое состояние. Он привыкает к режиму: когда есть, когда спать, когда активничать, когда тихо сидеть. У родителей нет времени и особого желания создавать такие условия, а значит, дисциплинированности от детей будет сложно добиться.

Успех зависит от качества социальных связей

Мы часто говорим об успешных людях. Кто они? Успешные во взрослой жизни люди — это те, кто в свое время получил возможность набрать гигантскую картотеку взаимоотношений с разными индивидами. Разных возрастов, полов, социальных групп.

Люди с таким багажом смогут предвидеть некоторые вещи, сумеют прогнозировать будущее. Успешность — это умение прогнозировать развитие событий в той или иной ситуации. Главное, чтобы у ребенка в окружении не было «возрастного» перекоса. То есть слишком много детей и мало взрослых. Или наоборот.

Если ребенок будет общаться 80% своего времени с бабушкой и дедушкой, то, возможно, будет малоподвижен, а значит, неуспешен. Такой ребенок будет заточен на провал. Ведь прародители уже все пережили. Они способны передать детям лишь мудрость. Но если кроме мудрости у ребенка не будет никакого другого образца мышления, то в 10 лет вы получите старика. Способного думать, что ничего в жизни добиваться не надо, ведь он все равно умрет. У него ролевые модели (бабушка/дедушка) так живут. Откуда же взяться другому образу мысли? Если мы говорим об успешности, то детям нужно разнообразие.

Лучше государственный детсад, чем никакой

Садик — это место, наполненное смыслом. Ребенок, в принципе, может наполнить смыслом любое пространство. Но в садике этот смысл больше закладывают взрослые. Поэтому детское мировосприятие зависит от мировосприятия воспитателей.

Многие взрослые с содроганием вспоминают детский сад. Но исключать пользу сада из-за этого не стоит.

Представим, что дети в большой семье не ходят в сад, а общаются все время со своими братьями и сестрами, к примеру. В таком случае дети не совершенствуют модели поведения друг друга. Даже если имеют разные характеры, они быстро адаптируются. Как максимум, у них уйдет неделя на установление взаимоотношений с родственниками. Потому что у братьев/сестер одинаковые условия жизни, они из одной среды. А если вы находитесь в садике, где 20 разных человек, причем каждый пришел из своей среды и принес оттуда свои модели поведения, то придется больше потрудиться, чтобы наладить контакт. А значит, вырастет и упоминаемая нами картотека.

В общении важна неожиданность

Когда я отдыхал в интернациональных отелях, меня умиляла такая картина: дети в песочнице из разных стран отлично взаимодействовали. Притом что одни говорили на русском, другие на немецком, третьи на французском. Это доказывает, что на определенном этапе развития нам не нужен язык.

Вот почему домашнее обучение ребенка хуже садиковского. Когда родители спрашивают, отдавать детей в садик или заниматься ими дома, я всегда советую первый вариант. Потому что в процессе домашнего обучения ребенок быстро схватывает модели поведения.

Мозг ребенка с рождения работает по схеме «создать манипуляцию». Некоторые из младенческого состояния так и не переходят во взрослое. Как бывает с младенцами? Поорал — покормили. Ребенок доносит информацию своим путем. Разные виды плача могут свидетельствовать о разном: о том, что ребенку жарко или что он хочет пить. «Натренированные» родители в таком случае начинают действовать на опережение. Привычная среда для ребенка превращается в игру, где он живет по принципу «я угадаю». И появляется проблема в развитии.

В семьях, где дети получили домашнее обучение, задержка психологического развития ребенка встречается нередко. Даже речь может развиться позднее, чем у сверстников. Ведь ребенок думает, что мама и так угадает желание чада — по одному звуку, по изменениям в мимике.

В садике же всем плевать на манипуляции. И воспитателям, и другим детям. Ты либо говоришь, либо тебя не понимают. Когда ребенок не говорит лет до пяти, его нужно вести в сад. Потому что, скорее всего, все это время ребенок слушал и понимал речь, но у него не было необходимости тратить энергию на собственную. Дети от трех до пяти лет нормально реагируют на появление новых людей в среде. Нам только в восемь-девять лет уже хочется делить людей на наших/не наших. Если до этого возраста нет проблем в семье, то не будет и с принятием других детей коллектива.

Вторичная социализация может восполнить недостатки первичной

Улучшить свои коммуникационные навыки можно практикой, то есть общением. А можно социализироваться другим способом — через интеллект. Но нужно понимать, что быть собачкой Павлова, заточенной на счетоводство, — это еще не интеллект. У ребенка с высоким IQ социализация будет выборочной. То есть он предпочтет максимально антисоциальный вид деятельности, не требующий постоянной коммуникации. Программирование, например. В интернете он еще найдет информацию, что на самом деле он интроверт, а не социопат. Это путь наименьшего сопротивления. Хотя по сути этот человек просто невротик.

Есть еще третий вариант — антисоциальное поведение. Так люди становятся наркоманами, алкоголиками, маньяками, попадают в секты и всякие социальные группы с четкими правилами взаимодействия. Импровизация для такого человека — это выстрел из дробовика.

Кому на самом деле нужен детский сад?

Детсады однозначно нужны родителям. У ребенка нет нужды идти в садик. Он найдет себе миллиард занятий помимо садика. Детям не нужен детский сад. Но ДЛЯ детей садик нужен. Он нужен для развития, для успешной социализации.

Сейчас можно выбирать из частных и государственных детсадов. Последние не всегда однозначно плохи. Некоторые частные садики, обещающие превратить ребенка в гения, делают из детей инвалидов. По итогу люди вырастают с ощущением, что детства у них не было. Его украли педагоги и родители.

Я знаю детские сады, где воспитанников заставляют читать Daily Telegraph на английском языке, да еще и с интонацией. Чтобы детсадовец мог ориентироваться в акциях. Притом что сами воспитатели — не особо умные люди. В таком учреждении ребенок вообще не играет. Но ведь именно в игре познается мир.

Если обеспечить ребенку разнообразие игр с разными детьми примерно его возраста, то можно будет увидеть, каков ребенок на самом деле, какие у него проблемы. В обучении ребенок похож на зайца, которого учат курить: он узнает, когда нужно топнуть ножкой, моргнуть, кивнуть, изобразить счастье. В игре ребенок предоставлен сам себе и показывает себя настоящего.

Как отличить особенности характера от проблем с социализацией

Мы не можем быть со всеми в идеальных отношениях. Если у ребенка в 10 лет со всеми идеальные отношения, то он либо больной, либо врет. Это не социализация, это мимикрия, попытка показать счастье. Эта привычка наследуется от близких людей. Такая вечно «натянутая улыбка» — не про социализацию.

Настоящая социализация — это не перманентное счастье от общения со всеми. Она дает ребенку возможность с минимальными потерями выходить из конфликтных ситуаций, оставаясь при этом собой, а не подстраиваясь под всех.

Наши мыслительные картотеки — это навыки взаимодействия. Понимать чувства другого, понимать, когда ты обидел или ранил кого-то, когда закончился «ты» и начался «другой» — это про эмпатию. А социализация дает понимание того, где ты находишься по отношению к остальным людям.

Ребенок из семьи с доверительными, гармоничными отношениями не будет проецировать свои проблемы на общество. Дома он учится на примере взрослых.

Если в семье с неблагоприятной атмосферой папа ударил маму и у нее появился синяк, то ребенок поймет: битье оставляет следы на теле, а еще это больно. Но что он сделает дальше? Попробует то же самое. То есть придет в сад и «по папиному рецепту» двинет в глаз кого-то в садике.

В гармоничных отношениях родители смогут объяснить ребенку, что он увидел. Ты ударишь — тебя ударят в ответ, скажут такие родители. Если родители с позитивно окрашенной интонацией объяснят, почему так делать не надо, ребенок им поверит. И дальше уже экстраполирует свой опыт. И в первом, и во втором описанном случае опыт перенесся бы из семьи наружу. Но в первом случае он негативно окрашен, а во втором — позитивно.

Условия важнее места пребывания

Поговорив с психологом, я «закрыла» интересующие меня вопросы. В детстве мне было сложно общаться со сверстниками, особенно с мальчиками. Меня словесно обижали за полноту и за то, что я любила больше проводить время с книгами, чем с людьми. Сестры, у которых не было проблем с коммуникацией, говорили, что всему виной мое непосещение садика. Мол, садик научил их налаживать отношения с детьми, а у меня такой возможности не было.

Но в университете и на работе я начала общаться со многими людьми и не испытывала проблем. Возможно, это означает, что условия, которые создали для меня родители, мало отличались от садиковских. И я не испытывала недостатка в общении. А возможно, я стала одной их тех, кто успешно прошел вторичную социализацию во взрослой жизни. Главное, что я вынесла из беседы со специалистом, — все поправимо. Если человек хочет адаптироваться в социуме или передать своему ребенку коммуникационные навыки, он будет изучать информацию по теме и в любом случае найдет способ добиться желаемого.