Дневник Оли Шиленко, мамы близнецов
Мысли

Дневник Оли Шиленко, мамы близнецов “А где вторая мама?”

Сегодня близнецам Матвею и Демьяну исполняется три года. Эти мальчики дарят море позитива и лишний раз доказывают, что все дети — авторы самых забавных историй, особенно в трехлетний период.

****

Укладываю мальчиков спать.
– Мама, ляг, – говорит Матвей и хлопает ладошкой по своей кровати.
Ложусь рядом.
– А типерь абними.
Обнимаю.
– И каленки.
– И коленки.
– И пятоцьки.
– И пяточки.
– И руцьки.
– И ручки. Я уже всё-всё обняла. Целого мальчика!
– Как халясё, мама! Ты – мой заборчик!

****
– Мама, а где втарая мама? – вдруг спрашивает Матвей.
– Какая-такая вторая мама?
– Такая зе, как ты.
– Но я такая одна, сынок.
– Как? Нас с Дёмой два, и мы савсем адинаковые. И еси ты – мая мама, то у Дёмы далжна быть втарая мама – такая зе адинаковая как ты!

****
Третий день я дома и пытаюсь хотя бы начать работу над книгой, которую я твердо решила сделать реальностью в ближайшие пару лет.

Нетбук соображает супер-медленно, смартфона у меня по-прежнему нет, уборщицы, кухарки и няни тоже, поэтому временами кажется, что “весь мир против меня и надо бросить эту дерзкую затею, ибо слишком замахнулась, да”.

Утром приехала мама погулять с детьми, и я одной рукой довариваю суп, второй мою посуду, а сама мысленно предвкушаю час в тишине и покое, чтобы сосредоточиться на своей идее.

Быстренько собрала детей на улицу, и вот они уже стоят в коридоре и машут мне ручкой, а я говорю маме:
– Меня не покидает ощущение, что мне приходится преодолевать десятки каких-то бытовых препятствий на пути к мечте. Но главное – начать. Всё, бегите, а я сажусь за работу.

И в этот самый момент сосед за стенкой включает на полную мощность перфоратор.

****

Мальчики ходят по квартире и обсуждают между собой грядущий День Рождения.

– Што зе нам падарят, Матей? Ты не наешь?
– Не наю.
– Маленькаго братика?
– Не наю.
– Басую и длинную масину пажарную?
– Не наю.
– Самосвал? Аварийную? Кран? Мусаравоз?
– Не наю.
– Я наю. Падарят нам каробки пустые.
– Пустые?!
– Пустые. Ницего внутри не будет, ни-це-го.
– Но пацему?
– Патаму шта так всегда бывает в этай жизни.
– Эта оцень плахая идея, Дёма, оцень плахая…

****

Захожу в детскую комнату и вижу следующую картину: всё Lego валяется на полу, Матвей каким-то образом втиснулся в ящик, в котором оно обычно хранится, и, подобравшись поближе к окну, громко имитирует звук заводящегося мотора.

В углу комнаты, на полу, понурив голову, сидит Демьян.
На мой вопрос, что у него произошло, ребёнок сквозь слезы восклицает:
– Он улител без миня!!!
****
Обсуждают, кто из друзей придет к ним завтра на День Варенья.– Бабуся Галя?
– Да! И деда Сяуа!
– И Таня? (их бывшая няня)
– И Таня!
– И Танины сабаки!
– Да! Все! (у Тани три собаки)
– И все Танины каты! (у Тани три кота)
– И инопланитянин с планеты Бонг!
– И пират!– Мальчишки, если придут все собаки, коты, пришельцы и пират, то нам будет негде сесть. Все гости никак не поместятся, – вмешиваюсь я.
– Тада мона без бабуси Гали, деда Сяуы и Тани.
– Да, тока сабаки, каты, инопланитяне…****
Застукала Матвея за шкодой – решил помыть зеркала в шкафу и налил на пол много воды.– Кто это сделал? – говорю.
– Эта Дёма.
– Матвей, я застала тебя на месте преступления. И брызгалка у тебя в руках.
– Да, но, мама, я зе Дёма.
– Нет, ты – Матвей.
– Нет, Дёма.
– Это ты можешь в будущем учительнице втирать, когда будете друг за друга сдавать экзамены, а я вас очень хорошо различаю.
– Да? Блин. Мама, мамацька, мамуля, ты – самая луцсая мать на Зимле! Я тибе так кохаю! Я тибе так долго чекав!
– Пытаешься уйти от наказания?
– Да.
****
Матвей прыгает на диване, смеется и кричит: “Сатрите на миня, сатрите, сатрите!”, и тут вдруг срывается и с грохотом падает за спинку.

Первые секунду-две его совсем не видно и в комнате стоит напряженная тишина, затем из-за дивана раздается голос:
– Мама, я пал.

Ещё через пару секунд Матвей вскакивает в полный рост и, поставив руки в боки, восклицает:
– Но я крепок!

****
После обеденного сна решили выбраться в McCafé на какао.
От нашего дома до него минут десять ходьбы через один подземный переход и три дороги.

Когда идем вдоль шоссе, у детей восторг.
Мусоровоз! Трактор! Тягач! Трамвай!

И вот на зебре нас пропускает огромный такой грузовик.
Мы быстренько перебегаем, и уже на тротуаре Демьян, лукаво улыбаясь, дергает меня за рукав.

– Мама, такое! Такое! Такооое!
– Что? Что случилось? – наклоняюсь к нему я.
– Вадитель грузовика мине памахал, – шепотом отвечает он и поднимает брови вверх, всем своим видом демонстрируя, что наша жизнь никогда не будет прежней.
– Вот это повезло!

Дёма гордо задирает нос и добавляет:
– Да, миня заметили!

****
На пути обратно (уже с четырьмя воздушными шариками и шарфами, полностью облитыми какао) мы встречаем в подземном переходе мужчину с баяном.

Мужчина играет “Ничего на свете лучше нету” (эта песня нас преследует, да), и мальчики останавливаются послушать.

– Вот, возьмите каждый по бумажке и положите дяде в коробочку, – говорю я и даю детям по гривне.

Они бросают денежку музыканту, он с благодарностью подмигивает им в ответ, и тут Демьян громко выдает:
– Мама, дядя такой халёсий! Давай заберем его домой!
– Ну, – теряюсь я. – У дяди есть свой дом и есть семья, которая его там очень ждет.
– Да? Но ми луцсе, мама! Ми дадим ему кампот и паставим мультик, где эта песенка! Е-ее-ее!

****
Искупались.

Первым из ванны вылез Матвей, я его вытерла, завернула в махровый халат и отпустила играть.

Он вышел и давай бегать туда-сюда из комнаты в коридор, то выключая, то снова включая нам с Демьяном свет.

Я ругаюсь, а Дёма стоит передо мной мокрый и только комментирует:
Выключил.
– Матей такой вредный! (хмуро)
Включил.
– Матей такой халёсий! (радостно)
Выключил.
– Матей такой вредный! (хмуро)
Включил.
– Матей такой халёсий! (радостно)
Выключил.
– Матей такой вредный! (хмуро)
Включил.
– Матей такой халёсий! (радостно)
– Матвей прекрати! – кричу я что есть мочи.
– Я ни магу! – отвечает тот. – Я сигодня зладей!