Мнения

Как сексуализируют наших детей и что с этим делать

Фейсбук пылает. Причина – реклама одесского бренда нижнего белья премиум-класса Анны Фрэнкель…для детей (уже странно, не так ли?) Дизайнер решил: поместить накрашенных малышек с томным взглядом в будуарный интерьер – отличная идея! Щепотка тех, кто в танке, поддержали идею и разродились комментариями в духе «а чо такого?». Не поддержали идею осознанные журналисты, родители, активисты и уполномоченный президента по правам ребенка Николай Кулеба. Не в восторге и редакция Promum: мы считаем сексуализацию детей в любой форме и контексте недопустимой, ведущей к нормализации педофилии в социуме. И призываем родителей рассуждать так же. Но для начала расскажем о том, как идентифицировать сексуализацию детей. Ведь только зная врага в лицо, впору его обезвредить.

Реклама, которая искаженно репрезентирует детей

Кейс Фрэнкель хайповый, но не первый в своем роде. И в этом году не первый. И в Одессе. Летом 2018 на сцене Odessa Fashion Week Cruise дошкольницы рекламировали блестящие трусы и пеньюары. И это ненормально. Ведь…

1) Детям ни к чему секси-белье премум-класса. Шелковые пеньюары, атласно-гипюровые трусы, кружевные майки – прерогатива совершеннолетних. Они-то применят белье по назначению. На детях это смотрится нелепо, но приемлемо для людей с расстройством сексуального поведения. Поэтому рекламным фото Фрэнкель впору оказаться на педофильских ресурсах.

2) Да, дети изучают свою сексуальность. Да, калькируют полуобнаженные селфи инфлюенсеров. Да, носят мини-шорты, как у Ники Минаж. Но! Родители должны следить, чтобы никто не воспользовался ребенком-экспериментатором. Не табуировать тему секса, без обиняков говорить с ребенком о телесных границах, изнасилованиях.

И не допускать того, что произошло с юными моделями Фрэнкель. Которых заставили томно и покорно-эротически поглядывать и позировать в кадре.

3) Детей подвергли объективизации, лишили «детскости». Детей настолько состарили в кадре, что они действительно напоминают взрослых девушек. Будуарные образы маленьких моделей играют на руку мегаопасному мифу! Который звучит примерно так: современные дети стремительно взрослеют, потому связь с несовершеннолетними стоит декриминализировать. Этот миф яро транслируют люди с расстройствами сексуального поведения.

Коллекция нижнего белья премиум-класса Анны Фрэнкель для детей

Детские конкурсы красоты  

Детские конкурсы красоты противоречивы от самых истоков. Ведь мы не знаем, каков механизм оценивания «красоты» ребенка. И чем руководствуются взрослые, оценивая привлекательность восьмилетних девочек. Может, они применяют стандартную житейскую схему, по которой выбирают избранницу/жену или «снимают» девушек. Оценивая сексуальную привлекательность, магнетизм, изгибы поясницы и округлость ягодиц. Этому нет доказательств и опровержений.

Организаторы-манипуляторы утверждают: на конкурсе красоты оценивают совсем не физическую оболочку, а интеллект и манерность ребенка! Это резонирует с названием «конкурс красоты», потому звучит как заигрывание с публикой. И столь же глупо, как если бы Канделаки нарекла «Самый умный» конкурсом  душевных качеств. А ведь концентрация на красоте обесценивает, объективизирует взрослых, а детей – и подавно…

Поп-культура, романтизирующая образ Лолиты

СМИ, невзирая на журналистскую мораль и уголовный кодекс, романтизируют отношения «взрослый-несовершеннолетняя». С щенячьим восторгом повествуют о всеобъемлющей любви устатого-бородатого Фалесы к тринадцатилетней Лорак. Попутно отмечая, мол, Ани никто к сексу с великовозрастным дядей не принуждал, она сама. И вообще, Юра не виноват – маленькая нимфетка его совратила, как некогда Лолита Гумберта. И вишенка на торте: Каролина просто «заплатила» продюсеру за популярность, а чо такого-то.

Эти псевдоаргументы  иллюстрируют незрелость, хворобливость нашего общества. И их легко вдребезги разбить контраргументами, что имеют юридический, социологический и психологический бекграунд.

1) Статья 155 УКУ гласит: «Половые сношения с лицом, которое не достигло половой зрелости, наказываются ограничением свободы на срок до пяти лет или лишением свободы на тот же срок». Сносок в духе «а если несовершеннолетний добровольно занялся сексом со взрослым, то наказание не предусмотрено» нет!

2) Сексуальное влечение к ребенку  – медицинская патология, расстройство сексуального предпочтения в соответствии с МКБ-10. И неважно, насколько зрело выглядит ребенок, как ярко красит губы, и носит ли мини-юбку с топиком.

3) Психотерапевт Сьюзен Форвард утверждает: «Большинство детей исследуют свои чувства и сексуальные импульсы с теми людьми, к которым они чувствуют симпатию. Девочки часто «флиртуют» с отцами, а мальчики с матерями. Некоторые подростки одеваются откровенно и вызывающе. Но контролировать ситуацию и не доводить дело до подчинения собственным импульсам это на сто процентов ответственность взрослого». Поэтому ошибочно утверждать, что несовершеннолетняя Лорак «соблазняла» Фалесу. Она, подобно любому ребенку, исследовала грани своей сексуальности. Воспользовавшись этим, продюсер совершил сексуальное насилие.

Как защитить ребенка от сексуализации?

Вопрос деликатный. Родителю предстоит научиться балансировать. Не стать ханжой и любителем «скрепов», обвиняя дочь с накрашенными губами в распущенности. Но и не пихать ребенка во взрослые фотосессии вроде пресловутой одесской.

Стоит хвалить/поощрять ребенка не за красоту, а таланты, знания, умения. Ведь отмечая только физическое, родитель объективизирует ребенка, определяет внешность главной ценностью.

Если ребенок занимается моделингом, следите, как его репрезентируют в кадре/на подиуме. В позах, внешности ребенка должна считываться детскость.

Не нужно табуировать тему секса, стыдить ребенка за познание своего тела. Напротив, стоит рассказывать ему о телесных границах, которые никто не смеет нарушать, об изнасилованиях. А также научить названиям половых органов, чтобы в случае чего ребенок смог рассказать о насилии (или его попытке) над собой.

Родители должны выстраивать доверительные отношения с ребенком, прислушиваться к нему. Отвергнуть миф о том, что дети часто фантазируют, говоря о домогательствах со стороны взрослых. Иногда друзей семьи или родственников.