Думки

О принятии себя и ребенка

После моей первой статьи я получила и поддержку с благодарностью и критику. Критику, в частности о том, что в моем тексте мало личных примеров. А так как я «копатель еще тот» и критиковали меня люди, чье мнение для меня не безразлично, я попыталась разобраться и найти конструктив. 

Когда меня пригласили вести свою колонку и писать, среди прочего, о воспитании подростка, я сначала отказалась. Понимая, насколько глубока эта тема, мне казалось, я не готова делиться с читателями своим опытом и разглагольствованиями. Но, поразмыслив, пришла к выводу, что смогу писать так, чтобы не затрагивать слишком личное, особенно личное другого человека- моего ребенка. Ведь, решила я, в каждой семье свои примеры, а мне, если и хочется делиться чем-то, то самой сутью, избегая детализаций. И вот какой горячий спор в поисках истины у нас получился. (публикую с согласия всех участников.)

Александра (мама двух парней подростков) : Хорошая мама не будет хорошим блогером, рассказывая о дочке. Потому что хорошая мама своих не сдает, подвергнув текст жестокой редактуре. На выходе видно, что было что сказать, но нет конкретики, потому суть проблемы не раскрыта. Наверное, есть смысл взять какую-то из “витівок” и рассказать ее с обеих точек зрения, материнской и дочкиной, и чем все в итоге закончилось.

Sad-girl-foot-in-water-black-and-white

Юлия Маланюк (автор): видимо, я из тех, кто своих не сдает. Потому и нет конкретики. По этой же причине ты не найдешь у меня ее свежих фотографий и прочей детализации. Да и статья не о ней, не обо мне, а о принятии. Для меня важно. Этим опытом и делилась.  Возможно даже, когда-нибудь я и публично расскажу подробнее, если будет причина. Ведь я уже не считаю все, что произошло чем-то трагичным. Я приняла и понимаю, что не так уж все страшно, как мне казалось вначале.

А.: Нет,  просто ты либо пишешь со всем вытряхиванием, тогда получается объемная история. Либо стараешься объяснить, но бережешь.

Ю.М. : Но объясни мне, зачем? Знаешь, что будет, если написать истории с подробностями? Люди прочтут и запомнят только их. Кто-то скажет “фух, у нас такого нет, слава Богу!”, кто-то скажет “я бы прибила”, кто-то подумает “мне бы ее смелость”, но промолчит. И каждый сделает какие-то свои выводы. О сюжетах, о нас с Соней.

Но никто не обратит внимание на основной посыл – не важно, какая история, не важно, что там у них – важно, что у нас и важно это принять. Потому что иначе – человека не спасти.

Он, конечно, пройдет через это все сам, он вырастет и будет с ужасом или юмором вспоминать о том, каким он был “придурком” тогда. Но он никогда не забудет того, что самый родной человек его отверг, не принял. В один из самых важных и сложных своих периодов. В подсознании у него это останется на всю жизнь. Об этом текст, а не об историях.

Depressed-little-girl

А.: Нет, дело не в личных подробностях. Просто там, в принципе, мало конкретики. Ну вот, все знают, что подростки проблемные и вдруг это случается, и надо их слушать и пытаться общаться. Ну и? Тем временем, на наших подростков давления гораздо больше, чем было на нас. Информационного, морального, вызовов их века, отсутствия внятной актуальной педагогической системы, непривычные для нас коммуникации.

И где-то под толстым слоем попыток защититься спрятался мамонтенок на льдине, ищущий маму.

И да, именно этот формат “обо мне и моем ребенке” предполагает больше открытости и посвящения в свои личные дела, чем вообще о подростках. Это крутой, но сложный формат имхо.

Ю.И.: Смотри – ты мне про слушать и пытаться общаться, а я тебе – о принятии. О самом искреннем чистом принятии. Это вообще о разном! То есть и слушать и слышать – это все мегаважно. Но это все ничто, если ты не дашь подростку понять, что ты его ПРИНИМАЕШЬ.

А.: Принятие телепатически не происходит. Это в любом случае процесс, который как-то выражается. Например, конфликт с учителем. Есть учительская правда, есть ребенкова, есть арбитр – родитель. Арбитраж должен быть честным, но он компромиссный. Это может восприниматься как непринятие т.зр. и альянс родителя и учителя.

mother_and_daughter-wallpaper-1280x800Ю.М. : Это происходит, если ты сама себе не врешь. Если ты сама себе утвердительно отвечаешь на вопрос, принимаешь ли ты своего ребенка новым. Таким, каким никогда бы не пожелала, чтобы он был. А он оказался таким. Пусть временно, но совсем не вписывающимся в твою картинку о твоем же ребенке. Абсолютно другой личностью. Вот только утвердительно ответив себе на этот вопрос, ты можешь по-настоящему с ним коммуницировать. Быть в контакте. Без этого, это может быть все, что угодно – монолог, беседа, борьба. Но никак не контакт.

А. : Нет никакого нового ребенка. Есть все тот же, который так вот воспринял какие-то новые для себя сведения. Так же как нет картинки, каким должен быть ребенок, по сути. Все происходящее в подростковом возрасте это изменения формы и осмысление этого. Контакт это опять же процесс, в котором два человека пытаются и сказать, и услышать. И донести, и принять. Желание быть в процессе это не равноценно желанию принять все эксперименты чада, так можно доприниматься.  Плох текст без реакции с вялым “ну да, ну да”. А вот если реакция пошла, то все жизненно.

Ю.М. : Например, до чего? Где твои границы принятия? Точнее, так – чтобы не переходить на личности – готова ли мать расширить границы своего принятия? и до какого предела? Я по своему личному опыту могу сказать, что теперь мой предел заканчивается там же, где и безопасность. То есть я расширила границы своего принятия до тех пор, пока это безопасно для нее и для окружающих.

13414634_10153746249158576_413474487_nНастя (мама мальчика 2х лет ): Я согласна с Сашей, если позволите, в статье мало конкретики. Мы (в смысле люди) лучше всего воспринимаем живые примеры, а не сухую теорию. Юля же пыталась рассказать о том, как у них в семье, при этом не рассказывая о самой семье. Как по мне, то тут либо на чистоту, и тогда это близко, понятно, действенно и заставляет задуматься, либо так, очередное обо всем и ни о чем. Позиция твоя, Юль, мне очень нравится,

Большинство пытается загнать детей в придуманные рамки: шаг вправо, шаг влево – расстрел на месте. От этого столько несчастных. А вот умение наблюдать развитие ребенка, его пробы и ошибки со стороны, не вмешиваясь, только в нужный момент подставляя плечо-ухо. И не осуждать. Дано не каждому. Учиться и учиться…

Ю.М. : Для наглядности, я привела пример с кондуктором. Это вообще не о нас, это такой, будем считать, собирательный образ в очень мягкой форме. Его уже достаточно для того, чтобы и себе задать подобный вопрос и попробовать на него ответить честно. Про гомосексуализм, например, нужно еще читателю дозреть.

Н. : И вообще я здесь так, вольный слушатель, так как моему ребёнку до переходного еще расти. Но в мудрости твоей убеждалась, не раз. Так что, думаю, что буду обращаться за советом.

Ю.М. : Благодарю за такой комплимент  и доверие тоже . Пока твой подрастет, время как раз покажет, была ли я права. Но наперед, желаю тебе не иметь таких историй, какие были у нас с Соней, просто пока поверь.

А вообще, не ждите от меня пошаговых инструкций. Я не гуру, не тренер, не учитель. И если я и дальше буду вести колонку, то в ней будут лишь мои размышления и тот опыт, которым я буду готова делиться. А конкретные вопросы всегда можете задать мне лично. Поговорили и я снова задумалась. Скорее всего, в следующих статьях, я все же буду давать больше конкретики. Разумеется, с разрешения своей дочери. Тем более, что есть, что рассказать.

А вам важны примеры чужой семьи? О чем бы вам хотелось узнать?