Об эгоизме мамы в семье
Мысли

Об эгоизме мамы в семье

В последнее время замечаю в обществе тенденцию, которая меня, как женщину и мать, сильно настораживает, и которую, кстати, многие психологи, блогеры и журналисты женских изданий невольно культивируют (думаю, если бы они знали, к чему это приводит, сильно бы удивились). Эта тенденция называется “женский эгоизм” (читай “эгоцентризм”) в семье, и переходит он от «жертвенности» наших мам и бабушек, которые, «себя не помня, нас обхаживали и бросали жизнь под ноги любимых чад и мужей», до культа себя любимой. Сегодня женщина все чаще старается отказаться от роли хранительницы очага, бунтует против навязывания ей женской роли, хочет себя любить и жалеть.

Нет, любить себя и жалеть — бесспорно, важно. Иногда можно даже пожертвовать интересами семьи ради себя (в редких случаях, когда этого действительно требует ситуация). Но когда это становится культом: «мы не рождены, чтобы посвящать себя нашим детям», «мамин сон важнее детских капризов», «мама — тоже человек, а это значит, что она имеет право… и тут идет длинный список, который включает все, только не интересы мужа и детей», «на первом месте у меня я, а потом уже муж и ребенок» и т. д. А если, не дай бог, ребенок начинает проявлять протест против такого… не сильно естественного подхода, его надо наказать. Он плохой, непослушный ребенок. А если муж… зачем такой муж, который не понимает, не заботится о жене?

При этом муж, конечно, свои мужские обязанности должен соблюдать: быть добытчиком, прибивать полочки, помогать по хозяйству. Он мужчина. Он не имеет права на слабость и депрессию. Не то что женщина. Она обязана заботиться о своем комфорте. Потому что счастливая мать — залог счастливой семьи. Она должна высыпаться, не перетруждаться, следить за собой и реализовывать себя — в социуме, в работе, с подругами, в конце концов, посидеть… Семья же никуда не денется. Вот он, опасный двойной стандарт. Да, счастливая мать — залог счастливой семьи, и с этим никто не спорит. Но можно ли назвать семьей отношения, в которых один из участников явно тянет одеяло на себя? И если муж еще может защитить свои интересы и потребности, то кто, если не мать, защитит потребности и права маленького ребенка?

Вы не подумайте, я не за окончательное и бесповоротное самопожертвование женщины. Да и мужчины тоже. Просто, на мой взгляд, глубинная гармония в семье может выстраиваться только на взаимодействии: я — тебе, а я — тебе… Моя мама, Царствие Небесное, была в меру жертвенной женщиной. У нее бывали сильные перегибы в этом. Хотя… отгибы потом тоже были, и мне кажется, это закономерно. Чересчур большая жертвенность иногда приводит к приступам эгоизма, потом к чувству вины, и так по кругу. Когда я немного подросла, то заметила данную закономерность и стала пытаться выровнять мамин детоцентризм. Рвется, бывало, мама с утра варить внукам свежий суп (летом мы всегда жили вместе за городом), я ей почти что кричу: «Мама, в холодильнике еще есть вчерашний, мы его с удовольствием съедим! А на ужин сварим гречку, ее варить 10 минут! Давай лучше поспи, посмотри телевизор, сходи на пляж»… Ни в какую! Потом она уставала, болела, жаловалась, жалела себя.

Я же, наученная опытом, такого делать не стану. Если у меня нет желания и вдохновения, посуда останется немытой, а муж и дети поедят магазинные вареники, и никто от этого не умрет. У меня также есть няня и помощница по хозяйству, которые в меру часто облегчают мой быт. Но что касается участия в жизни моих домашних, внимания к ним, уважения их желаний и чуткого отношения к их потребностям, тут уж, как говорится… Например, я бы не стала отказывать месячному ребенку в груди, потому что не высыпаюсь. Я бы не стала тащить трехлетку в ненавистный сад, где его обижают, потому что «у меня сегодня совещание»! Я не стану курить в комнате, где есть ребенок, потому что мне в облом выйти из-за стола. Я буду держать руку на пульсе всех новостей, касающихся близких, не доверяя это никому, даже родной бабушке, и сама нести за это ответственность. И да, часто я буду жертвовать ради этого своими желаниями и амбициями.

Какое-то время я много общалась с детьми-сиротами. Конечно, их многое отличает от домашних детей, и все же, на мой взгляд, есть главное отличие — сильно развитый инстинкт самосохранения. Думаю, именно в этом кроется причина того, что многие из них рано становятся эгоистичными и циничными, пытаются оторвать себе лучший кусок и лучшую жизнь, идут по неверной дорожке… Потому у некоторых из них есть проблемы в приемных семьях. Вовсе не из-за пресловутой генетики. Просто у них вырабатывается привычка, от которой сложно избавиться. Привычка заботиться только о себе. Или первоначально о себе, не учитывая интересов окружающих. Потому что их родители были эгоистами. Они не думали о своих детях, когда выпивали, шли на преступления или отдавали их в чужие руки. Они думали только о своем личном «хочу». И детям рано пришлось защищаться. Отстаивать свое право на жизнь. На безопасность, на здоровье… и много других прав.

В психологии «я» на первом месте — это хорошо, это правильно. Если говорить о семье, на втором месте у женщины муж и только потом дети. Дети не могут управлять семьей. Я с этим согласна! Но что мы имеем в виду под словом «я»? Какие именно потребности? Как они удовлетворяются? Не в ущерб ли интересам семьи? «Я люблю себя, поэтому делюсь своей любовью и стараюсь делать близких счастливыми» — это одна постановка вопроса. «Я люблю себя и не позволю собой помыкать — даже своему ребенку» — это уже совсем другая. Что значит «помыкать»? Если ребенок капризничает, может, ему чего-то не хватает? Может, у него проблема? У него есть право на защиту и помощь родной матери! На ее заботу и участие. В этом и есть смысл семьи, материнства. Что же мы имеем сейчас? «Отстань, я крашу ногти, ты сейчас все испортишь»? «Чего вопишь, видишь, я говорю по телефону?» До каких границ женщина может отвоевывать свою личную территорию? И должна ли она вообще воевать? Семья точно против эгоизма. Эта вещь с любовью не совмещается.

Текст: Наталья Грабовская