Почему Украина не готова к работающим мамам и детям в офисах?
Мысли

Почему Украина не готова к работающим мамам и детям в офисах?

За последние полгода мне довелось встретиться  с ситуациями, когда люди были против присутствия ребенка. Но этого оказалось достаточно, чтобы я поняла, что дети для многих большая проблема, даже, когда ребёнок добрый, тихий и улыбчивый. 

Я стала мамой в сентябре прошлого года. Тёплым осенним днём. Девять счастливых месяцев назад.  И каждый день я обнимаю свою дочь, целую, укладываю спать, играю и рассказываю миллион всего за день.

Когда мы ждали Еву, я слышала множество историй о неготовности города, общественных мест и людей к детям. Нет возможности с коляской заехать в аптеку, приходится ждать мужа с молоком и хлебом с работы, потому что на двери магазина вывеска “с колясками не заходить”. Отдельные истории были о “нести коляску на ннный этаж”, потому что она не посещается в лифт или его нет. Это все оставалась только в сообщениях подруг и обсуждениях в постах Facebook, потому что мы живём в ЖК с множеством игровых площадок, разнообразием детского смеха и удобными заездами к подъездам и магазинчикам.

С интересом читала статьи о том, как мамы ходят на работу с детьми и сотрудники компаний, госструктур и огромных холдингов спокойно реагируют на присутствие малышей. Конечно же, я планировала продолжать работать и, будучи уверенной, что все зависит от настроя мамы (то есть меня), визуализировала, что встречи проходят спокойно и все рады моей дочке. Или почти все. 

Впервые, в октябре 2010 года, появлением с ребёнком в Европарламенте резонанс произвела итальянка Виттория Ронзули, когда пришла вместе со своей грудной дочерью в сессионный зал в Страсбурге. Мануэла Давилья, бразильский депутат, и вовсе кормила ребенка, одновременно произнося речь в парламенте. В прошлом году Каролина Бесканса, депутат испанского парламента, также появилась на работе в парламенте с малышом. И уже этим летом Джастин Трюдо, премьер-министр Канады, привел на работу своего младшего сына Адриана, которому исполнилось три года. “Всего на один день”, – сказала бы мне подруга. Но все же.

Моя работа не состоит с прибывания в офисе весь день, но наполнена встречами: официальными и неформальными, интервью, пресс-конференциями и общением с пресс-службами.

Первая история когда ме пришлось встретиться с негативным отношением людей к детям — это была пара в университете

Я пришла к женщине-преподавателю за 10 минут до начала пары, задать несколько вопросов. В автокресле была Ева. Увидев ее, она сообщила мне, что занята. “Хорошо”, – сказала я и вышла с кабинета, ожидая начала пары. Прозвенел звонок, автокресло стояло на парте. В нем играла малышка и только негромко что-то шептала сама себе. Через несколько минут с пары меня выгнали. Потому-то ребёнок мешает всем и, как оказалось потом, ущемляет права других студентов. Я готова была с этим согласиться, ее пара, ее время, ее нелюбовь к детям. Но не понимала, почему она промолчала, когда видела меня с дочкой на перемене. Не сказала о том, что я не могу присутствовать на паре только мне, а превратила это в спектакль при двух группах. Не успела я выйти с аудитории, как узнала, что уже и в деканате в курсе, что я на паре не одна.

Могу сказать, что там ни разу не были против нашего совместного присутствия. Я прождала полтора часа и попробовала зайти к ней ещё раз, но узнала, что пока я буду приходить с ребёнком, я не смогу присутствовать на паре.  “Я вообще не понимаю, что она от меня хочет”, – кричала преподаватель мне в след и уточнила, что лучше прийти мне за дипломом в следующем году, потому что в этом я могу его не получить. И превратилось это все в историю о том, что мне следовало бы оставить ребёнка с няней или отдать на день в ясли и ни в коем случае не переступать порог учебного заведения.

Вторая история была с участием пресс-службы одного из банков

Мы договорились о дате и времени интервью. Спустя пару дней я попросила перенести встречу на неделю позже, потому что могу приехать только с Евой. Пресс-секретарь, кстати, тоже женщина, сказала мне, что сообщила об отмене интервью председателю правления, но сказала ему, что я заболела. Потому что ей стало неловко говорить, что у меня маленький ребёнок.

Третья история с таксистом

Мы ехали в такси. На улице было жарко. Ева пропустила обеденный сон и устала. Она крутилась, вертелась и хныкала. Ехать нужно было минут 15. В очередной раз, когда Ева заплакала, водитель попросил оплатить поездку и выйти из машины. И тут я узнала, что плохая мама, потому что не могу успокоить, а точнее “закрыть рот” своему ребёнку.

Да, эти люди разного воспитания, разной энергии и социального уровня, разного возраста и взглядов.  Есть и те, кто встречает малышей с радость. И это не влияет на качество работы или личные отношения. 

Но пока сами женщины, как и мужчины, не начнут принимать мам с детьми и с уважением относиться к работающим мамам ни пандусы для колясок, ни лифты больших размеров ничего не изменят.  Не сделают нас ближе к каждой из женщин в Европарламенте или мужчине на государственной руководящей должности европейской страны, которыми так восхищаются в комментариях соцсетей, и к Европе в целом.

Текст Ольга Заруба