Родишь
Мысли

Родишь – все поймешь

Анастасия Банцер (Дризо) о самом  интересном и поучительном месяце в ее жизни, за который она все поняла.

Дарине Андреевне без 3-х дней месяц. Когда она не знает чего хочет, мы называем ее Личинкой Телочки, когда она довольна – похожа на делового Народного Депутата, но большую часть времени она называется Булька.
Baby-Feet1
Мне радостно, что впереди гораздо больше открытий. За этот месяц я сильно поуменьшила гонора, значительно нарастила терпения, открыла в себе какие-то бездонные резервуары любви и благодарности и научилась засыпать без предварительного серфинга по фейсбуку. Ну и, конечно, вспомнила все “родишь – поймешь”, ибо я все поняла.

Я спасовала перед бравадой о протоколах питания, так как фактически, мой стол сильно влияет на уровень воплей в квартире. Единственное, от чего отказаться я не смогу – законный вечерний бокал вина, так как у молока, считаю, должно быть хорошее настроение.
Я спасовала перед планами не подпускать бабушек с дедушками, так как даже их возможность забрать коляску на два часа вечернего променада – это большое спасибо.
Я спасовала перед нелюбовью к чужим людям дома и обожаю нашу няню.
Я поняла, что работать гораздо проще, чем сидеть дома. Сегодня я спрашивала няню о том, как женщины без помощников находят время, например, убрать на кухне или накормить семью. Няня сказала “часто не находят”.
Я поняла, что женщины, висящие у беременной меня на ушах с подробностями жизни в окружении молоко- и соплеотсосов, просто хотели поныть. И я всех их теперь люблю.

В принципе, слово “любовь” стало во главу угла и обрело совершенно новую глубину. Лучше всего ее описал апостол Павел.

“Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я – медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви,- то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы.

Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит.

Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится. Ибо мы отчасти знаем, и отчасти пророчествуем; когда же настанет совершенное, тогда то, что отчасти, прекратится.

Когда я был младенцем, то по-младенчески говорил, по-младенчески мыслил, по-младенчески рассуждал; а как стал мужем, то оставил младенческое. Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно, тогда же лицем к лицу; теперь знаю я отчасти, а тогда позна’ю, подобно как я познан.

А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше.”