Что читать

Что почитать зимой

После того, как дети уложены, наступает время, которое можно и нужно потратить лишь на себя. Заварить чашку чая со специями, взять кусочек черного шоколада и погрузиться в неимоверно интересную историю.

 фото18

Сегодня речь пойдет о книгах, которые стоит почитать с наступлением холодов. В них есть отели, отрезанные снегопадами от всего мира, маяки, освещающие путь кораблям в суровый зимний шторм, древние, как сама земля, силы, обитающие во льдах, нелегкие судьбы скандинавских женщин и немножко волшебства.

Ночной шторм, Юхан Теорин

фото5

Когда-то давно на далеком каменистом острове стоял лишь маяк. Но вот однажды во время шторма потерпело крушение судно, перевозившее лес. Из выловленных бревен был построен хутор. На который спустя много лет и переехала молодая семья Катрин и Йоханеса, полная надежд и далеко идущих планов. Однако им не суждено было исполниться, поскольку как-то ночью при загадочных обстоятельствах Катрин погибает. Ведь сотни неприкаянных душ, жертв кораблекрушений, снова ждут пополнения своих рядов. Особенно под Рождество. Только Йоханес поймет, что на отрезанном от всего мира острове бояться нужно вовсе не мертвых.

Террор, Дэн Симмонс

фото6

В 1845 г. корабли Эребус и Террор покидают берега родной Англии и берут курс на Арктику с целью отыскать  Северо-Западный проход из Тихого океана в Атлантику. На второй год экспедиции их намертво затирает во льдах. Помимо грядущей зимы, беспросветной полярной ночи и шестидесятиградусных морозов оказывается, что в запасе почти нет еды, поскольку все консервы испорчены (история реальной экспедиции). Но и это еще не самое худшее. Откуда-то из арктических льдов появляется вдруг непонятное нечто, которое охотится за людьми и убивает их самыми изощренными способами. Если читать эту книгу ночью под завывание ветра за окном, иногда даже можно услышать поскрипывание корабельной обшивки под титаническим давлением вековых льдов или царапанье мелких крысиных коготков где-нибудь над головой. Очень страшно.

Рождественские повести, Чарльз Диккенс

фото7

Едва ли найдется в литературе рассказчик, который бы с таким мастерством сумел погрузить читателя в атмосферу Рождества и Викторианской Англии. Каждая его история учит доброте и состраданию, осуждает скряг, вроде, дядюшки Скруджа, и лишний раз напоминает о том, что нет ничего на свете лучше, чем собственный дом. Где тебя всегда ждут близкие люди, где тепло, уютно, а на плите всегда найдется горячий чайник.

Зима, когда я вырос, Петер ван Гестел

фото8

1947 г. в послевоенном Амстердаме. Люди полны надежд и веры в лучшее будущее, хотя переживают не самое легкое время. Мальчик Томас один из них. Его мать умерла, а отец замкнулся в себе. Томасу одиноко и он не понимает, как же быть дальше. И вот однажды в классе появляется другой мальчик. Пит — еврей, переживший Холокост, потерявший всех своих родных, однако не павший духом. Он станет Томасу лучшим другом и покажет, ради чего на самом деле стоит жить. А вместе с ним в унылую и безрадостную жизнь Томаса ярким вихрем ворвется Бет, которая вскружит мальчишке голову и заставит улыбаться. Но этот год, о котором пойдет речь в книге, будет вовсе не веселым.

Безмолвная земля, Грэм Джойс

фото9

Зоя и Джейк приезжают в Альпы, чтобы покататься на лыжах и отдохнуть. В горах их внезапно накрывает лавиной. Чудом выбравшись из-под снега, они добираются до своего отеля. И понимают, что с окружающим миром что-то не так. Уютная и всегда полная туристов деревенька опустела, улицы полны брошенных автомобилей, но в домах горит свет и потрескивают дрова в каминах. Будто их обители вышли на минутку и вот-вот вернутся. Зоя и Джейк решают идти в ближайший городок в поисках людей. Однако, дорога снова и снова приводит их обратно в опустевшее место. А в добавок ко всему начинаются какие-то игры разума.

Мелкий снег, Дзюнъитиро Танидзаки

фото10

Неспешная и невероятно красивая история о четырех сестрах из некогда богатой японской семьи. Она не имеет какого-то определенного сюжета, насыщенного событиями. А просто расскажет о довоенной Японии и ее сложных и красивых традициях. Семьях, которые по вечерам посещают театр Кабуки и раз в году ездят в Киото смотреть цветение сакуры. Девушках, берущих уроки танцев у гейш и устраивающих чайные церемонии в узком семейном кругу. И так вплоть до 41-го года, когда мир содрогнется после первых звуков войны.

Полубрат, Ларс Соби Кристенсен

фото11

Красивая и немножко грустная история в скандинавском духе. Здесь постоянно идет ледяной дождь, завывают метели и дует пронизывающий северный ветер. Каждый человек имеет какой-то дефект. Физический или душевный. И есть здесь женщины. Три поколения. Три судьбы, которые скрывают темное прошлое, одиноких детей, алкоголь по вечерам и смерть как избавление.

Смилла и ее чувство снега, Питер Хёг

фото12

И снова очень скандинавский и неспешный роман. В нем, однажды упав с крыши, погибает мальчик. Смилла, хорошо с ним знакомая, понимает, что ему кто-то в этом помог, поскольку хорошо знает и чувствует снег и может читать по нему как по ладони. Она пытается распутать клубок загадок и странных связей, который приведет ее к таинственному доктору, непонятной судовой компании, путешествию по бескрайнему ледяному морю на атомном ледоколе и к необыкновенной красоты ледникам. А еще после прочтения этой книги вы будете знать что такое шуга, паковый лед и ледяное сало.

Сияние, Стивен Кинг

фото13

Предупреждаем сразу – это очень страшный психологический триллер. В преддверии зимы небольшая семья: папа, мама и сын приезжает в отдаленный горный отель. Вот уже захлопнулась дверь за последним постояльцем. Через неделю-другую снежные бури отрежут это место от цивилизации до самой весны. А новоиспеченные жители будут вести хозяйство в ожидании начала нового сезона. Правда, есть в истории этого отеля одно трагическое событие: предыдущий смотритель сошел с ума и зарубил всю свою семью. И мальчик Дени сразу понимает, что это убийство было далеко не единственным. И виноваты во всех этих безумствах не люди, а само место, дом, в котором ему вместе с родителями предстоит провести зиму. Если повезет, конечно.

100 лет, Хербьёрг Вассму

фото14

Норвежская семейная сага. И снова женские судьбы. Прабабушка Сусанне, вышедшая замуж из чувства долга. Бабушка Элида, выбравшая себе спутника по любви и родившая ему десятерых детей. Дочь Йордис, связавшая свою судьбу с мужчиной просто, чтобы не пришлось ему отказать. И внучка – сама Хербьёрг, поскольку роман автобиографический. Эти четыре жизни были наполнены печалью, родовыми муками, утратами и постоянными душевными терзаниями. Они все такие схожие и в то же время абсолютно разные. И здесь нет какого-то напряженного сюжета или полных скелетов шкафов. Эту историю нужно просто пропустить через себя, прочувствовав связь поколений на протяжении целого века.

Снег, Орхан Памук

фото15

Снег, снег и еще раз снег. Начавшись однажды, он все идет и идет. Присыпает уличную грязь, укутывает с верху до низу дома, сбивается в сугробы и хочет скрыть все, что случилось недавно в маленьком тихом турецком городке. Однако в его планы вмешивается главный герой, приехавший, чтобы расследовать убийство девушки. И вот из-под снега видны нечеткие следы преступления, обрисовывается военный переворот и начинается слежка. А снег продолжает идти. И ближе к финалу начинает казаться, что он вот-вот начнет сыпаться на колени прямо со страниц.

Песнь льда и огня, Джордж Мартин

фото16

Для широких масс сначала был, конечно же, сериал Игра престолов. По окончании первого сезона которого мир немножко сошел с ума. Железный трон остался без хозяина. Семь королевств оказываются втянутыми в междоусобную войну, в которой не будет победителей. Герои гибнут один за другим, один король сменяет другого, в стране царит хаос. Люди устали от погромов и мародеров, но еще больше страшатся грядущей зимы, которой не было вот уже несколько десятилетий и которая обещает быть более чем суровой. Но еще никто, кроме стражей Севера, охраняющих Стену, разделяющую мир людей от дикарей, не знает о том, что глубоко-глубоко в снегах ожили Белые ходоки – мертвецы, существование которых было описано в древних легендах. И этой зимой их неисчислимая армия вторгнется в мир живых. И спасения от нее не будет никому.