Новини

Внутренний мир младенца и его мысли

Уильям Джеймс, автор первой научной теории по психологии, задавался вопросом о том, как устроен внутренний мир младенца, не умеющего говорить. Является ли он сплошным гудящим и звенящим беспорядком или в нем можно найти какие-то основания для разделения вещей по разным признакам?

Решения, основанные на интуиции

Существует допущение, что думать — означает пользоваться словами или вести внутренний диалог. От нас скрывается тот факт, что некоторые решения мы принимаем на основе тех мыслей, которые едва ли возможно выразить словами.

Если мы задумаемся и захотим попытаться сформулировать словами, почему мы приняли решение, мы не сможем озвучить все основания. Часто мы ссылаемся на такие понятия, как интуиция, говорим, что «мне кажется» или «я чувствую». За такими фразами не всегда стоит эмоция или ничем не вызванное представление. 

С другой стороны, иногда мы принимаем такого рода решения, опираясь на некоторые очевидные допущения, которые мы всегда выносим за скобки своих рассуждений. Мы исходим из того, что мир устроен определенным образом. 

Закон сохранения объекта за ширмой

Если мы показываем трехмесячному ребенку заинтересовавший его предмет, дожидаемся момента, когда он протягивает к нему руку, и тут же закрываем этот предмет тряпочкой, которую он вполне в состоянии поднять, ребенок теряет к нему интерес. Он начинает хлопать по одеяльцу возле себя и словно бы забывает о нем. Как будто бы происходит феномен «с глаз долой ― из сердца вон». 

Понимание цвета

Чтобы узнать, распознает ли младенец цвета так же, как и взрослый, мы много раз показываем ему объект одного цвета. Мы дожидаемся, когда его интерес к этому объекту упадет до половины. Потом мы показываем такой же объект другого цвета или оттенка. Возвращение внимания и интереса ребенка позволяет нам увидеть, какое изменение для него действительно заметно и важно. 

Оказалось, что младенцы уже четырехмесячного возраста будут дольше смотреть на объект, если он отличается по цвету, чем если он отличается по оттенку. Через такого рода эксперименты удается показать, что на уровне восприятия в самые ранние, младенческие месяцы своей жизни ребенок очень много понимает так же, как и взрослый.

Удивительно, что младенцы не могут опереться на способность воспринимать окружающий мир для того, чтобы поднять одеяльце, которым мы прикрыли интересующий их объект, и достать его.

Восприятие живого и неживого

То, что ребенок в окружающем мире «видит на глаз», достаточно сильно отформатировано. Чтобы этим знанием воспользоваться так, как это делает взрослый, ему необходимы большие шаги в когнитивном развитии, в том числе речевые, которые позволяют в большей степени контролировать мотивы, управлять своими действиями и вниманием.

Форматирование представлений включает в себя в том числе разницу между живым и неживым. Для многих это было удивительным, странным и неожиданным, поскольку предполагалось, что сложно понимать физические объекты. Но понимать объекты, обладающие психикой, или анимированные объекты, обладающие намерениями и целями, — это задача уж точно не для младенца.

Но оказалось, что они не удивляются, если куклы заставляют двигаться одна другую без физического контакта, не касаясь друг друга, когда одна просто подходит к другой и вторая начинает двигаться. Но если такое происходит между кубиками или механическими конструкциями, если одна почему-то начинает самопроизвольно двигаться, это вызывает у детей большое удивление. 

Понимает ли младенец, чего хотят взрослые

В возрасте полутора лет дети могут распознавать не просто намерения отказать в получении какой-нибудь игрушки, но и его основание. Они видят разницу между ситуациями, когда взрослый отвлекся и поэтому не может подать игрушку, когда он запрещает пользоваться игрушкой или когда он не услышал и поэтому не подает игрушку, которую ребенок просит.