Новая школа Освіта Спецпроект

Как можно сделать профессию учителя привлекательной

«Мы доверяем нашим учителям самую главную работу во всем мире: обучать наших детей», — говорит исследователь и декан Грег Гарн. Так почему же мы не платим и не ведем себя с ними так, чтобы показать, насколько они важны?

В 1892 году Дэвид Росс Бойд сел в поезд и впервые приехал в Оклахому. Он выходил на работу – заранее согласился стать первым президентом Университета Оклахомы. Когда он прибыл в Норман, где должна была располагаться школа, он столкнулся лицом к лицу с невероятным вызовом. У него не было факультета и не было студентов; у него не было даже помещения, где он мог учить. Не было поддержки правительства. Но, тем не менее, это его не остановило. Он увидел возможность создать что-то особенное, пишет ideas.ted.com

Сегодня, мы педагоги стоим лицом к лицу перед другими, но такими же монументальными вызовами. Люди по всей стране спрашивают: «Какие школы, и каких учителей мы получаем взамен на наши доллары, которые мы платим, как налог на школу?» А учителя интересуются «Как я могу обеспечивать семью на свою зарплату?»

Зарплаты учителей не поспевают за зарплатами в других областях.  В 1994 году среднестатистический выпускник педагогического колледжа получал зарплату на 2 процента ниже, чем такой же выпускник любого другого колледжа. К 2015 году разрыв вырос еще, люди, которые получают педагогическую степень, зарабатывают на 12 процентов меньше. Давайте я обрисую перспективу. В 30 штатах, если я среднестатистический учитель и единственный кормилец в семье с двумя детьми и супругой, мои дети получают право на бесплатное или за меньшую цену питание в школе, где я преподаю; они также получают право на правительственное медицинское обслуживание. Учительская зарплата достигла дна. И хотя это правда, что в эту профессию идут не для того, чтоб разбогатеть, это тревожно и досадно осознавать, что зарплатный чек настолько мал, что твои дети будут иметь право на бесплатное или льготное питание в большей части страны.

Вот несколько фундаментальных вопросов, на которые учителя сегодня пытаются ответить. Должны ли они иметь возможность  позволить себе дом в районе школы, где они преподают? Должны ли они иметь необходимость работать на двух работах, чтобы оплатить все счета в конце месяца? Должна ли быть возможность откладывать достаточно денег, чтобы отправить своих детей в колледж и не влезть при этом в огромные долги?

Не только уровень материальной компенсации пошел вниз – это также касается и восприятия преподавателей.  Если бы вы лет 20-30 назад спросили людей «Что вы думаете об учителях?» я поспорю, что многие бы говорили, что учителя являются столпами общества, и они имеют огромное влияние на тех, кто их окружает. Сейчас же учителя воспринимаются как часть проблемы образовательной системы в США. На них смотрят как на застывших в своем статусе кво, не желающих расти и двигаться вперед. Все больше и больше преподавание превращается в работу в сфере услуг, а не в профессию, а это имеет разрушительные последствия для привлечения талантливых людей, которые нам необходимы, чтобы усилить наши школы и общество.

Согласно данным Национального Образовательного центра за 2016 год, мой родной штат Оклахома находится на последнем месте в рейтинге учительских зарплат. Да-да: из 50 штатов, мы на 49 месте. Если смотреть на общую компенсацию и добавить медобеспечение и пособие по выходу на пенсию, то Оклахома поднимется на 48 место. Но, тем не менее, я боюсь, что уже к 2018 году, когда данные обновятся, мы будем уже на самом последнем месте. Чтобы привести пример, в 80% округов моего штата человек с докторской степенью в педагогике и 25-летним стажем зарабатывает всего 46,000 долларов США, это согласно зарплатной  шкале штата.            

Задумайтесь на секунду о такой зарплате. Как вы считаете, что такая зарплата делает с большим количеством великолепных людей, которые идут в эту профессию? В Оклахоме сейчас сильнейшая нехватка учителей, и система ответила таким феноменом, как «критическая сертификация». Люди с критической сертификацией имеют право учить студентов, даже если они не сертифицированы для этого. Они квалифицированы так же, как и учителя на замену. Вы можете вспомнить качественно нового учителя на замену в своей жизни? Я так не думаю. И тем не менее, у нас было около 2000 учителей с КС осенью 2017 года. В Оклахоме большая часть учителей с Критической Сертификацией преподают в младшей школе, это означает, что неподготовленные люди ответственны за обучение наших детей фундаментальным основам чтения, математики и науки. Это не складывается в общую картину хорошего будущего для тех 50 тысяч детей в их классах.

Я знаю, мы все хотим жить в стабильном, процветающем обществе. Это общество связанно с сильной системой образования, а она зависит от хороших учителей – профессионалов, которые имеют глубокие знания о предмете, который они преподают, научное понимание того, как учить людей, и способность руководить и мотивировать детей в классах. Великие учителя также важны  для нашей демократии. Людям необходимо быть с состоянии читать и думать, чтобы быть активными, думающими участниками демократического общества.

Я изучаю стратегию образования вот уже 20 лет, и у меня появилось несколько идей о том, как мы можем привлечь и удержать умных, небезразличных людей к профессии учителя. Но тем не менее, я хочу подчеркнуть то, что нет единственного рецепта успеха, который подойдет любому обществу. Потому что каждое общество разное, со своими сильными сторонами, ресурсами и связями. Вместо этого нам нужно создать разные идеи, которые потом общество сможет внедрять в свою систему согласно своим потребностям. Я также не думаю, что мы вправе ожидать, что учителя смогут решить эти сложные проблемы в одиночку. Нам нужны частно-общественные отношения, люди из различных перспектив сходятся вместе чтобы преодолеть трудности. И в конце концов, мы должны постараться и испытывать новые идеи – и потом распространять те из них, которые работают и отсеивать те из них, которые не работают. «Мы всегда так делали» не может быть ответом на проблемы.

Первая идея касается сокращения задолженности по кредиту на обучение, которая  отягощает многих учителей даже после окончания учебы. В педагогическом колледже Рейнболта, где я работаю деканом, у нас есть программа, которая называется Учителя без Долгов. Это простая концепция: вы выпускаетесь из педагогического колледжа, становитесь учителем в наиболее нуждающейся зоне Оклахомы и мы списываем до 5000 долларов с вашей платы за обучение на протяжении четырех лет (максимум до 20 тысяч долларов). За эти четыре года люди пускают корни, и заканчивается все тем, что они остаются в штате и стают нашими лучшими учителями. У нас есть уже  60 участников программы, и мы помогаем Университету Центральной  Оклахомы разработать похожую инициативу. Общества, которые думают о конкурирующих путях привлечения и удержания хороших учителей могут сделать вариацию этой программы.

Вторая идея касается помощи учителям с проживанием. Сотню лет назад в Оклахоме, да и в других штатах, педагоги получали место для проживания как часть компенсации. Как бы это выглядело в 21 веке? Как мы можем связать учителей в нашем обществе с домами? У нас в колледже есть пилотная программа, в которой 17 студентов участвуют в финансовом тренинге Юнайтед Вей (United Way – объединенный путь). Когда они выпустятся, и если у них будет 660 кредитных очков, они получат право на получение денег. Они будут иметь возможность приобрести дом стоимостью до 250 000 долларов, и от них потребуется оплатить только 3-5 процентов от стоимости. Молодые учителя смогут незамедлительно копить деньги на покупку дома.

Какие еще возможные вариации могут быть? Могут ли фонды  предусмотреть снижение платежа, чтобы помочь завлечь учителя в это общество? Что если города, где дома обычно заброшены, начнут программу по типу Среда обитания для человечности, где волонтеры смогут отремонтировать дома для хороших учителей? Есть множество идей, которые только можно представить, но фундаментальная концепция для этих обществ состоит в том, что им нужно придумать креативные способы, чтобы заманить учителей и поощрить их остаться.

Третья идея состоит в создании того, что мы называем общественная школа. В области политики образования мы настолько фокусируемся на комплексной концепции, что мы упускаем из виду эту очень простую идею: если основные потребности ребенка не удовлетворяются, то как мы можем требовать от них академических достижений? Если ребенок подвергается оскорблениям, если он хронически голоден, или имеет проблемы с ментальным или физическим здоровьем, то вы не можете дать ему листок с домашним заданием по алгебре и ожидать, что он так научится. Что если мы будем думать о школе, как о центре интереса, который связывает профессионалов с детьми, вместо того, чтобы перекладывать ответственность за поиски такого профессионала у себя в обществе на родителей или ребенка?

У нас есть разработка, в которой 36 школ зоне Талсы делают так. Это пока на стадии исследования, но мы уже видим несколько великолепных результатов. Учительская удовлетворенность выросла, поскольку учителям действительно дают учить – им не нужно быть родителем, педиатром и социальным работником. Еще один результат, который нас удивил – это драматическое уменьшение студенческих перемещений. Много семей с детьми живут на грани – они постоянно меняют место жительства, когда не могут платить ренту. Во время нашего исследования мы увидели, что даже когда семья съезжает с места жительства, они принимают осознанное решение о том, чтобы ребенок оставался в границах своих младших школ. Это абсолютно отличительно от того, что происходит с множеством других семей, чьи дети прыгают из школы в школу в разных районах в течении одного учебного года. Это имеет трагическое влияние на академические достижения ребенка, когда учитель не имеет длительной возможности работать с ним.

Поскольку я не хочу, чтобы наши федеральные власти и власти штата отказывались от своей ответственности за предоставление нашим детям качественного образования, я пришел к убеждению, что мы найдем решение в наших обществах.  Это будет связывать людей с школами и учителями в своих районах, что позволит им процветать. Так что старайтесь быть вовлеченными в жизнь школы. Посещайте их, пытайтесь узнать о их возможностях и трудностях, а потом присоединяйтесь и начинайте решать их.

Эта статья адаптирована из речи, произнесенной на событии TEDxOU.  

Перевод Промам