Семья здорового человека

Спартак Суббота: “Из-за когнитивных искажений родитель больше склонен к ошибкам в воспитании, чем человек, который детей не имеет”

Чтобы стать хорошим врачом, инженером, или, скажем, маркетологом — нужно много учиться, практиковаться, набить кучу шишек, и вот только тогда вам доверят что-то ценное: здоровье пациента, достойный портфолио объект или менеджмент известного бренда.

Чтобы воспитать полноценного члена общества, счастливого человека, самодостаточную личность — не нужно ничего кроме репродуктивного здоровья. Так?

До сих пор способность человека родить себе подобного в нашем обществе синонимично способности его воспитать. Возникают ли у молодого родителя мысли о том, что можно и не справиться с воспитанием нового человека?
Тезисы старшего поколения о том, что “вас родили и вырастили, и у вас получится”, только укрепляют прочный миф, и не оставляют места для сомнений у доверяющих им детей-родителей.

Каких-то несколько веков назад детей в первые годы их жизни не называли по именам, потому что из десяти умирало в среднем пять. В 1800 году около 43% новорожденных умирали еще до достижения 5-летнего возраста.

В самом массовом слое населения, среди нищих, коих было 95% от общего числа живущих, маленькие люди воспринимались в основном как будущая рабочая сила. Дети, чуть только они подрастали, — отправлялись работать в поля, а потом — и на заводы с шахтами. 

Далее с относительно богатой частью человечества случились стремительный рост эффективности медицины, революционные открытия в науке в общем, и в психологии, в частности, снижение числа детей на семью и повышение благосостояния жизни.
Сегодня мы переживаем и трансформацию отношения к детству в общественном сознании. Антрополог Девид Ленси назвал этот процесс термином “неонтократия” в противовсес “геронтократии”, преобладавшей до относительно недавнего времени.
Дети становятся самыми ценными членами общества, ввиду своей незащищенности и важности для их будущего развития первых лет жизни. К детству теперь относятся как к “кокону”, который должен создать наилучшие условия для будущего психического, физического и эмоционального здоровья. 

Психологическому состоянию человека уделяют внимание с детства. Каждый на своей шкуре почувствует (если ещё не), что все боли — оттуда. Мамам и папам показано посещать психологов, читать книги, выбирать школу для развития ребёнка.

Но по-прежнему считается, что родители по определению профи в воспитании, всего лишь на том основании, что они по умолчанию желают детям добра и всяческого блага. 

Только вот кроме того, что большинство из нас, родителей, не имеет необходимых знаний не то что обращения с ребенком, мы в общем-то не владеем и техникой отношений с самими собой. Да-да, ну что вы, конечно это не про вас: вы ведь сами кузнецы своего счастья, и в школе хорошо учились, и институт правильный выбрали, и с работой не ошибались, и отношения у вас со всеми идеальные. Это я о другом, среднем человеке, о том, который по жесткой статистике в 60% разводится, увольняется и ошибается.

Допустим, до родительства, вы и вправду были идеальным человеком во всех смыслах. Но, вдумаетесь, родительство не упрощает нам процесс воспитания наших детей, оно усложняет его. У нас перед глазами появляются шоры. Быть здравым и трезвомыслящим становится сложнее. 

Дабы приблизиться к пониманию проблемы мы поговорили со Спартаком Субботой, психиатром и научным руководителем Института когнитивного моделирования

В первой части интервью, которое вы читаете сейчас, мы поговорили о том, почему мы не можем быть объективны к своим детям и их потребностям, какие ошибки чаще всего допускают родители, почему не нужно “жить ради детей” и можно ли воспитать психически здорового человека. В продолжении, которое выйдет совсем скоро узнаем, как построить крепкие отношения внутри семьи, почему люди до сих пор стремятся замуж, как пройти развод экологично для себя и детей. 

Спартак, скажи, когнитивные ошибки присущи родителям?

Да. Их много. Существует когнитивное искажение, которое называется “эффект участия” или “эффект причастности”. При этом искажении мы считаем любой объект исключительным, уникальным лишь потому, что имеем к нему какое-либо отношение. 

Именно благодаря эффекту участия наш ребенок — “самый умный и красивый”. 

На это искажение наслаиваются другие: родителям сложно оценивать возможности своих детей. В этом есть опасность, потому что мама и папа — это первая социальная группа ребенка. Но дети выходят и во вторую социальную группу. Это детский сад, школа, институт, работа. Эта агрессивная среда очень быстро объясняет ребенку, что это не так, он не самый лучший. 

Еще одно искажение — эффект минимальных ошибок. Родители могут с большей вероятностью запрещать ребенку кататься на велосипеде, роликах, боясь, что он травмируется. Или же оберегать его от публичных выступлений, опасаясь, что он растеряется и ошибется на сцене на глазах у десятков людей. Человеку свойственно избегать больших потерь, нежели стремиться к большим приобретениям. Это связано с тем, что наша сигнальная система таким образом обеспечивает поиск меньших угроз и больше безопасности. 

Именно из-за когнитивных искажений родитель склонен к ошибкам в воспитании детей больше, чем человек, который их не имеет. 

Поэтому наличие детей не означает, что вы знаете, что с ними делать. И наоборот. История о том, что не имея своих детей человек не знает, как их воспитывать, равна тому, что человек, не перенесший рак, не может его лечить. 

Что на самом деле нужно детям? Как родителю разобраться в том, как воспитывать ребенка? 

Существует пять базовых потребностей человека — потребность в защите и безопасности, потребность в любви/принятии, в аутентичности, дисциплине и личных границах/автономии. Каждая из них может быть как не удовлетворена, так и гипертрофирована. 

Возьмем, к примеру, потребность в защите и безопасности. Ребенок может сталкиваться с агрессией со стороны родителей, отсутствием предсказуемости, постоянной сменой стимулов, угрозами со стороны родителей и сверстников. Другая крайность — ситуация, когда ребенку не дают совершать ошибки, он постоянно под контролем родителей. 

На формирование детей как личностей влияет опыт, который они приобретают. На его основании и формируются схемы, которые потом определяют отношение ребенка к внешней среде, восприятие себя в ней, а также восприятие этой среды по отношению к себе.

Все схемы делятся на функциональные и дисфункциональные. Вторые мешают жить ребенку. Но они формируются в ходе воспитания и благодаря им ребенок может выжить.

В каждой схеме есть глубинные убеждения и правила жизни. Глубинные убеждения — это убеждения по поводу себя и мира в этой схеме. А “правила жизни” — это действия, которые помогают избежать этой схемы. Например, схема самопожертвования —  “я обязан жертвовать собой ради других”. Правила жизни — “если я пожертвую собой, значит, меня не будут обижать” или  “если не жертвую самим собой, я никому не нужен”. Схема формирует глубинное убеждение, а оно порождает правила жизни. Это еще называют “промежуточные отношения”. В данном случае человек воспринимает мир благоприятным только тогда, когда он жертвует собой. 

Для того, чтоб понять, как воспитывать ребенка, настоятельно рекомендую заниматься психоэдукацией — самообразованием в области психологии. Это процесс познания психических процессов через изучение литературы или контакта с психотерапевтом.

Есть хорошие книги — “Введение в схематерапию” Арнуда Арнтца и “Прочь из замкнутого круга” Джеффри Янга. 

Почему опасно применять агрессию по отношению к детям?

К счастью, концепция родительства меняется очень быстро, и сегодня мы намного больше, чем люди прошлых поколений знаем о психике человека. Поэтому многие родители понимают, что использование тупой силы пагубно влияет на ребенка. 

Родители выбирают агрессивную модель поведения только, когда не знают, как справится с ребенком, что с ним делать и как воспитывать. 

Для того, чтоб окончательно убедится, что агрессия — это плохой выбор, нужно понять, как она воздействует на ребенка. Мозг человека не способен хорошо учиться в состоянии стресса. Когда мы кричим на ребенка, он испытывает стресс. Лобная кора, которая отвечает за целенаправленное поведение в данный момент, не работает. 

Ребенок не может думать логически, когда на него кричат. 

Наш мозг не отличает реальную угрозу от нереальной. Когда мы кричим на ребенка, его лимбическая система реагирует так, будто на него бежит гепард. Когда на вас бежит гепард, последнее, о чем вы подумаете — это моральная этика и логика. Ребенок не может усвоить  материал, потому что когда он сталкивается с наказанием, включаются части мозга, которые отвечают за выживание, а не за научение.

Можно ли жить “ради детей? Какие в такой модели есть подводные камни?

Жить жизнью своего ребенка — это беда. Возвращаемся к внешним и внутренним ресурсам. Ребенок не будет вашим ресурсом, ведь он сам требует ресурсов. 

Ребёнок, «ради которого жили», не получает ничего. Он идентифицирует свое окружение со страданием, он чувствует что что-то не окей. Дети очень адаптивны. 

Но есть здесь и другая крайность. Это — равнодушные родители. Такие родители не подскажут ребенку, в каких моментах принимать решение, а в каких — нет. Для того, чтобы ребенок мог интегрировать социальные ценности, ему необходимо всё объяснять. Мы сталкиваемся с проблемами выбора, но точно лучше, когда есть хоть какая-то система координат. Потому что ребенок может и не знать чего он хочет. Но на основе данных родителями и обществом координат он точно будет знать, чего он не хочет.

Нужно объяснять ребенку последствия его поступков без угроз. И если он не согласен, нужно дать ему возможность ошибаться. Всегда есть смысл описывать последствия, но не “катастрофировать”. Потому что ребенок будет паниковать. И включается схема “ожидание катастрофы”. Если родители тревожны —  ребенок тоже будет таким. 

Как воспитать здорового ребёнка?

Невозможно воспитать здорового ребенка. Но это и не задача родителя. Задача родителя — как можно меньше травмировать его, как можно меньше причинить насилия. И под насилием я имею ввиду не только физическое воздействие. Гиперопека и контроль — это тоже форма насилия. Насилие предусматривает травматизацию личности. И неважно как: физически, эмоционально или экономически.

Самое главное в воспитании — дать возможность ошибаться и делать свой собственный выбор без давления. 

Только так ребенок учится. Человек не может научиться на чужих ошибках. Процесс обучения связан с эмоциональной связью. Если ребенок не вовлечен в твой опыт, он не может пережить те эмоции, что пережил ты. Вот сколько раз нам говорили не перебегать на красный свет? Осознание изменится тогда, когда мы видим, как человека сбивает автомобиль. 

Потому пытаться навязать свою идею детям — это нерабочая схема. Можно говорить так: “Моя идея вот такая, я бы порекомендовал тебе вот так. Но есть еще другие варианты. Ты можешь принять решение самостоятельно. Я приму любую твою позицию, но ответственность ты будешь нести сам”. Статистически дети всегда выбирают позицию родителей. Легче выбрать вариант, которые дал папа или мама, потому что в итоге будет меньшая ответственность. 

Как изоляция повлияла на отношение в семьях?

Ситуация с пандемией крайне негативно сказалась на психологическом состоянии населения. У людей существенно увеличилось количество тревожных расстройств, многие потеряли работу, участились конфликты в семье.
Мы в Институте когнитивного моделирования при поддержке Министерства здравоохранения Украины и Общества Красного Креста Украины запустили онлайн-платформу «Розкажи мені». На сайте tellme.com.ua человек может получить бесплатную психологическую помощь. У него есть три бесплатных консультации у одного специалиста. Мы обработали более 600 заявок и поняли, что люди очень часто обращаются по поводу конфликтов в семье. И это связано с тем, что они столкнулись с карантином, во время которого была разделена зона ответственности. В большей мере, это связяно с инидивидуальнимы характеристиками. Сами супруги в конфликте не виноваты. Проблема не в супружеской паре, а в их внутриличностных конфликтах. Человек боится потерять работу, начинает нервничать и раздражаться по мелочам. Женщина видит, что партнер начинает нервничать по мелочам и начинает проверять его границы. Проверяя его границы, она теряет контроль. Многие люди не проводили столько времени на закрытой территории. Если вам не окей в такой ситуации, то очень хорошо, если вы расстались. 

Нужно заниматься интервенцией. Обсуждайте какие-то проблемы вместе. Дело в том, что большинство людей в отношениях не договариваются о правилах. Это очень важно. Например, есть правило, что кто-то готовит, а кто-то моет посуду. И вы либо соглашаетесь на это, либо нет. Но должен быть паритет в ответственности, а не в обязанностях. Обязанность — это задача человека. А ответственность — это способность на себя принять статус причины того, что происходит с тобой, либо окружающими. И если ты распределяешь обязанности, и берешь на себя ответственность за эти обязанности, то претензий никаких быть не может. Можно сердиться только на себя. Если что-то не нравится, можно пересматривать. Это же как Закон. Его тоже пересматривают. Мы развиваемся, и отношения развиваются. И нужно признать, если вдруг вы уже не подходите друг другу. Как только вы понимаете, что брак в тягость, рвите его и не стесняйтесь. 

 

Фото: Роман Еременко 

Локация: Bereznitsky Art Foundation

Интервью — Ксения Букшина 

Редактор — Ульяна Клюка

Психиатр, научный руководитель института когнетивного моделирования — Спартак Суббота