Интервью Про пап Спецпроект

Юрий Гладкий: «Папа управляет реальностью своей семьи»

Одним из самых дорогих фамильных брендов в мире считается Королевская семья. Британская монархия стоит около $88 млрд, говорится в докладе, подготовленном к 70-летней годовщине свадьбы королевы Елизаветы и принца Филиппа. Имущество оценивается в $33 млрд. По мнению аналитиков, основную ценность составляет именно бренд — Королевская семья. Его доходы от туризма, фэшн-индустрии, бизнеса и других направлений оцениваются в $55 млрд. Еще £150 млн фунтов ежегодно стране приносит участие членов королевской семьи в разных зарубежных поездках и дипломатических миссиях.

«Промам» узнал у Юрия Гладкого, соучредителя и генерального директора диджитал агентства GRAPE Ukraine, о бренде украинской семьи и ее портрете, отдельно поговорили о бренде папы. Как важно себя позиционировать отцу, какие вопросы задавать ребенку, почему нужно проводить время с детьми. Мы узнали в рамках проекта «Про пап» о семье Юры, правилах и разделении обязанностей, его отношении к декрету, об общении с сыном и о том, какой важно быть женщине, маме. Также поговорили о творчестве в детях, роликах, скейте и о том, почему сейчас невозможно спланировать, какую профессию выберет ребенок.

С помощью проекта “Про пап” рассказываем о партнерских отношениях родителей, как мужчины поддерживают своих жен во время беременности, как готовятся к рождению ребенка, поддерживают в новых решениях, выходе из зоны комфорта, выполняют желания, помогаю в разных ситуациях.  Узнаем как, с точки зрения мужчины, должны делиться обязанности дома, ответственность в воспитании детей, кто должен зарабатывать деньги, о партнерстве в сексе. Пишем об интересном в мире пап.

О том, кто главный в семье

У нас равноправие, в одних вопросах главный папа, а в других — мама. Сейчас пытаюсь разделить функции в семье. Например, за дом и быт отвечает жена. То есть она однозначно главная во всем, что касается домашних дел. Так как я сфокусирован на работе, очень важно, чтобы жена идеально закрывала свою зону ответственности.

Так что это, с одной стороны, вопрос равноправия голосов. С другой — выбор в каждой конкретной ситуации. Нет такого, что раз и навсегда в чем-то главная она или в чем-то — я. Все всегда очень ситуативно. Я по натуре — более мягкий, демократичный человек в семейных вопросах. Жена может где-то быть более жесткой. Хотя и я, если необходимо, тоже могу «включить» принципиального, требовательного папу для сына. А в браке, в отношениях друг с другом у нас полное равноправие.

Мы с женой знакомы уже 12 лет, а нашему браку — 9 лет. Общаемся, делимся всем, что нас тревожит или радует. Секрет успеха нашего союза — именно в умении говорить и договариваться.

О времени, проведенном вместе

Нашел баланс в плане жизни и работы: стараюсь вечера и выходные посвящать семье. Утром всегда готовлю завтраки для всех. Люблю экспериментировать с сезонными ягодами, круассанами, рикоттой. Также классические английские омлеты с сосиской — это моя история.

Собираю сына в школу тоже я. Жена потом его забирает из школы, кормит — это уже ее задача. Уезжаю утром и возвращаюсь, как правило, в половине восьмого-восемь вечера домой. Днем никак не могу влиять на то, что происходит в доме с ребенком. Это порождает целый пласт ответственности и возможностей в планировании отношений.

Вот это и есть четкое распределение прав и обязанностей в семье. Все сложилось по договоренности. Мы определили, что так комфортно, и понимаем, кто за что отвечает.

О работающей маме

Женщина должна работать. Я противник «мамских» тем, сюсюканий о том, чем ребенок покакал и какого оно цвета. Это маму превращает не то чтобы в овощ, но в нечто подобное. Такие женщины не особо интересны своим мужчинам. Потому что это как жертва: мол, она посвятила всю себя ребенку, и это такое сакральное событие. «Есть я и мой ребенок, а всех остальных не существует». Глупости. Ребенок нормально развивается тогда, когда в отношениях есть здоровый баланс. Мужчина должен видеть, что его женщина не останавливается в своем личностном развитии.

У супруги есть несколько направлений бизнеса: салон красоты, который они строят вместе с моей тещей, а также проекты, связанные с маркетингом влияния. Но при этом у нее достаточно свободный график работы, который не привязан к команде так жестко, как у меня. Я физически нахожусь в офисе. Бизнес не маленький, команда — почти 50 человек. Это требует большего участия и присутствия в компании.

Очень горжусь женой — тем, что она много читает. Это впечатляюще. Для меня жена — как дайджест: она основатель всей нашей семейной библиотеки, закупает множество литературы, которая интересна мне. Даже предугадывает, что мне нужно. Уже и не вспомню, когда сам выбирал книгу. Много раз говорил, что ей пора вести «книжный» блог: она реально читает по четыре-пять книг в месяц.

О хобби

Стараюсь пробовать все, изучать, быть в тренде разных культурных явлений. Люблю видеоигры, фильмы, сериалы. А еще поездки и прогулки, чтобы не засиживаться дома. Интересно понимать, что происходит вокруг. Не сторонник какого-то одного формата в контенте. И к этому же приучаю ребенка.

Сыну семь лет. Он должен получать много новых впечатлений, побольше разного опыта. При этом не считаю, что ему нужно впихнуть максимум, сделать «укол знаний», чтобы его сознание разорвало. Все должно происходить органично и органически.

Мы живем в то время, когда поменялось абсолютно все, и сегодня в воспитании сына я делаю ставку на soft skills — человеческие качества. Любовь к людям, открытость, умение учиться, понимание, где и как находить информацию. Ему повезло жить в эпоху стремительных перемен. К его 12–16 годам мы уже окажемся в совершенно новой экономической и образовательной реальности. Сказать сегодня, кем он будет, невозможно.

Например, в одной из компаний работаем с молодыми специалистами. Среди прочего, изучаем поведение детей-школьников. Уже сегодня они понимают, что для людей, которые заканчивают школу, еще даже профессий не существует. Так о чем можно говорить, когда ребенку семь лет?

Поэтому мы с женой стараемся открывать ему мир, новые места, новых людей. Побывав с ним в Германии и Турции, на практическом примере показали, почему важно знать языки. Он понимает, что языковой барьер — это барьер. Когда не можешь выразить словами свои потребности, донести их до окружающих.

Нам тоже говорили: учи язык, он открывает путь. Но мы в детстве мало путешествовали. Моя первая поездка была в Египет, поехал туда с друзьями в какой-то суперэксклюзивный тур, когда выпустился из вуза. Получилось все очень классно, первый самостоятельный выезд за рубеж. Это, конечно, был «укол знаний» — о том, что можно путешествовать и насколько это круто. Вот сегодня объехал уже треть мира и понимаю, что на этом не остановлюсь. Однозначно хочу до конца жизни увидеть как минимум полмира. И это прививается ребенку.

О «добрых людях» и личном примере

Показываю сыну разных людей. Этим готовлю его к жизни. Он ходит на айкидо не потому, что все люди добрые, а с пониманием, что люди разные, и дети есть разные. Так получилось, что когда он пришел в первый класс, там был мальчик с какими-то психологическими проблемами — задирался ко всем, некоторых детей прямо жестоко бил. Сын дал хороший отпор. Благодаря, в том числе, своему обучению на айкидо. И тот к нему больше не лез. Так сын увидел, что иногда сила в ответ на силу — это единственно возможный путь остановить агрессию. Он понял это сам, на практике. Считаю, это отложилось хорошим опытом.

На самом деле он добрый мальчик. Я и сам всегда старался относиться к людям хорошо. И надеюсь, что в моей репутации нет ничего, что оставило бы какой-то негативный след в отношениях с людьми. Верю, что хорошие поступки и доброжелательное общение возвращаются к человеку. Как минимум в работе получал множество подтверждений этому. Цепочку до конца проследить невозможно, но результат хороший.

О роли отца в воспитании сына

Даю сыну спокойствие. Уверенность, что у него есть папа и мама. Он живет, видя наши отношения и то, как папа собирается на работу. Осознает, почему я туда хожу, зарабатываю деньги, как это все устроено. С детства объясняю, чем папа занимается.

Например, ребенок понимает, что такое реклама. Уже сегодня может показать, объяснить, как она появляется и работает. В этом году у него в школе будет информатика, и сын будет учиться готовить презентации. Он знает, что это такое — видел презентацию у папы.

Еще мы очень много дурачимся. У нас масса придуманных только нами игр. Много фишек, которые рождаются и живут лишь в отношениях папы и сына. Для познания мира это очень важно.

Читал о том, насколько критично наличие папы в семье до семи лет. Мне сложно сказать про обратное — насколько невозможно, чтобы папы не было рядом.

О времени, проведенном вдвоем с сыном

Мы с ним гуляем, вечером ходим на стадион, он там катается на роликах. Я с ним бегаю, разгоняю его на скорость — это для него новое, необычное. Он вроде умел, а теперь нужно ускоряться.

Еще любит кататься на скейте. Один из клиентов подарил мне скейт — такой прикольный, желтого цвета. И сын сейчас освоился с ним. Я помогал ему сначала ездить по квартире, потом он начал ездить на улице. Сейчас справляется сам. Этому мы с ним научились.

Но когда доходит до обучения, сын знает: если папа расстроится, что он не сделал какую-то свою работу, это скажется на том, сколько папа уделит ему времени. Это не шантаж — шантажом ребенка не воспитать. Но показывать своим примером, что означает отсутствие внимания, — важно.

Интересно, что ребенок во многом позитивно влияет на меня. Например, на мое увлечение девайсами. Когда «залипаю» в телефоне, сын жестко на это реагирует. У него такого нет. Смотришь, читаешь, заработался — тут он приходит и дает тебе понять, что слишком долго ты сидишь дома и работаешь. А еще куча дел не переделано, игр не сыграно. Мол, папа, давай включайся, возвращайся к нам. Такие вещи, которые возвращают к реальности, очень важны. Потому что на самом деле мы же не ради работы живем. Семья, жена, отношения, ребенок — это номер один в жизни мужчины.

О мужчинах в декрете

Если бы моя женщина зарабатывала больше меня, я бы осознанно взвесил плюсы и минусы перерыва на какой-то декретный формат. И принял бы это. Если у нее получилось и получается зарабатывать больше — такое надо только поддерживать.

Убеждение, что мужик должен зарабатывать больше, чем женщина, считаю глупостью, пережитком прошлого. Сегодня другая реальность. Теперь женщины рулят во многих вопросах. Особенно в Украине, где у женщин исторически были амбиции. У нас они умеют и любят работать. Это факт. Если бы жена сказала: дорогой, давай ты посидишь с ребенком, пока я буду больше времени работать, — мы бы это рассмотрели. Но в текущих реалиях моя эффективность выше. И я пока никак не могу оставить свою фирму.

О мужской конкуренции

Не совсем понимаю, какая может быть конкуренция у отца с сыном. У нас, скорее, другое: отдаю максимум. Хочу, чтобы у него с детства все — образование, одежда — было лучше, чем у меня. Чтобы он кайфовал, был спокоен и не переживал по поводу каких-то вопросов, которые в чем-то могли бы его стеснять, мешать ему. Логичное желание любого отца, чтобы сын имел все лучшее.

При этом стараюсь, чтобы он не превращался в избалованного мальчика. Для меня это очень важно. Он воспитывается в нормальной семье. Мы никогда не пытались сказать, что есть люди такие, есть — эдакие, а ты должен быть вот таким. Стараемся, чтобы он различал плохое и хорошее, злое и доброе. И находил баланс между всем этим.

Так что конкуренции с сыном нет. Она может возникать только иногда — например, если мы в Mortal Kombat играем. Все, других вариантов конкуренции с ним я придумать не могу.

О креативе в семье

Мой ребенок — очень творческая личность. Это видно уже сейчас. Не знаю, как у него дальше будут строиться отношения с математикой. Но он много рисует.

Буквально недавно мы с ним ездили в «Леголенд» в Германии и купили там две здоровенные коробки «Лего». Они предназначены для детей в возрасте 12–16 лет. Но сын сам сложил огромную коробку буквально за четыре дня. Мы вообще не участвовали в этом процессе. У него правильно развивается творческое начало.

В моей семье было и есть много творческих людей. Родная сестра и двоюродные сестры работают в творческой индустрии. Папа и мама у меня — бухгалтеры. Тут, наверное, творчества меньше, хотя тоже присутствует. Сыну передалось сильное творческое начало. И если так все будет дальше развиваться, с радостью поддержу.

Не говорю, что он будет заниматься рекламой. Творчество и само понятие креативности актуально всегда и везде. Это вещь, которую роботы, машины не автоматизируют.

Об отцовстве как бренде

Папе нужно некое позиционирование: кто он? Мужчине следует самостоятельно определиться: он для семьи носитель чего, каких ценностей? Рациональные ценности — это деньги, некая демонстрация мужского поведения, отношение к жене, женщинам, ребенку, семье. Показатель того, как обустраивать быт, как общаться с людьми. Это некий правильный набор человеческих качеств.

Папа должен быть понятным образом. Чтобы ребенок мог объяснить, кто такой папа. Папа может много, он работает. А как человек — он кто? Какой он у тебя, опиши? Он добрый, злой? И нужно работать на это. Сегодня легко сказать, что я классный папа, ничего для этого не сделав. А теперь давайте поговорим с вашим сыном. Воспринимает ли он это так же? Как вы поступали многие годы?

Если говорить о проблематике папы как бренда в Украине и не только, то важно, знают ли папы, что о них думают их дети? Они только сами проектируют свое восприятие — кто я в семье, каким я должен быть? Говорят ли они с членами своей семьи о том, какими они являются? Пытаются ли они быть лучше? Это важный момент, который многие упускают. Или, возможно, не до конца над ним работают.

Поэтому бренд папы — это постоянное общение со своей семьей. Реальное действие, а не жизнь в отрыве — дескать, я эдакий папа-символ, который выполняет определенный набор функций. Есть видимость, а есть реальность. Вот способность создавать такую позитивную реальность и управлять ею — главная заслуга и обязанность отца.

О разговорах с ребенком о папе

Стараюсь обсуждать с сыном то, какой я отец. Не то что спрашиваю о себе, а просто общаюсь. Моя задача — регулярно говорить с ним. У меня нет специального периода, когда иду общаться с сыном. Все время пытаюсь видеть его настроение, чувствовать перепады. Вопрос даже не в том, что сын прямо говорит об отце. Ребенок — он же простой, всегда говорит, что думает. Ты плохо поступил — он тебе сказал. Хорошо сделал — он тебе сказал. Но если ты с ним не говоришь — он тебе ничего не скажет.

О бренде семьи

Идеальным, типичным брендом, конечно, хотелось бы видеть полноценную семью, где есть папа, мама и один-два ребенка. И собака. Можно еще достраивать кирпичики.

Также не вижу проблемы, если ребенок остался только с папой или только с мамой. Он не должен чувствовать ущербность этой ситуации. Мне сложно рассуждать, как можно объяснить ребенку, где папа или мама, и почему они не рядом. Или почему он должен с кем-то из них периодически видеться или не видеться вообще.

Главное, чтобы мама или папа могли его в любых ситуациях воспитывать как личность, имеющую полноценный набор мужских или женских качеств. Как ни крути, но мы живем в обществе, где у женщин и мужчин свои правила. Мы играем по этим правилам. И ребенку важно уметь выруливать из любых ситуаций.

Поэтому, возвращаясь к бренду идеальной семьи, — это семья, в которой есть баланс мужского и женского. Нормальные человеческие отношения — это сознательная жизнь. Гражданское общество формируется, когда выбрасываешь мусор, куда нужно. Не материшься в публичных местах. Не дерешься. Заряжаешь своего ребенка добром, прививая и развивая это своими поступками.

Типичный портрет украинской семьи — добрая, позитивная, очень активная и трудолюбивая. Где воспитывается понимание, что ничто не дается, не появляется просто так. Что любые легкие деньги и сомнительные поступки не принесут результата. Что нужно трудиться, получать результат и наслаждаться им, грамотно его используя.

О лидерстве

Одна из самых актуальных задач — папа должен прививать ребенку лидерство. Мы живем в то время, когда лидерство становится одной из ключевых черт человека. И папа должен стараться показывать, объяснять или приучать сына либо дочь к этому.

Сегодня мир действительно сравнялся. Мы глобальное сообщество. Стирается языковой барьер, на первый план все больше выходят человеческие качества. Если посмотреть требования компаний, даже крупных западных корпораций, то многих из них уже даже не интересуют дипломы о высшем образовании. Потому что они смотрят на умение обучаться и набор личных качеств.

Появилось понятие «эмоциональный интеллект». Что это — до сих пор пытаются разобраться. Но все чаще подтверждается, что это опыт, полученный человеком во время его воспитания, нахождения в благоприятных семейных условиях. И в результате мы имеем здоровую личность, которая готова к сложным ситуациям в жизни. И способна наслаждаться успехами, радоваться им.

О приоритетах

Сейчас все еще актуален вопрос трудоголиков. Людей, которые чрезмерно погружаются в работу под лозунгом «я же зарабатываю, я это все ради семьи делаю». А в итоге, если ты семью не видишь, то ради какой семьи ты это делаешь? Если даже не понимаешь ее потребностей? Тут речь скорее об общении, которое возвращает мужчину на землю и дает ему ответ на вопрос: а зачем все это вообще нужно? Определись: ты ради себя жизнь проживаешь или ради твоей семьи, ребенка, жены и вашей команды? Черта украинской семьи — это команда. Если ты смог построить семью как команду — тебе респект и уважуха. Как человеку-бренду. Если ты при этом можешь быть «играющим тренером» — это твое главное достижение как украинского папы.