Интервью Про пап Спецпроект

Даниил и Наталья Ваховские: «Никто не готовит к тому, что ребенок — сложно»

«Промам» продолжает проект о папах. Рассказываем о том, как мужчины поддерживают женщин во время беременности, как готовятся стать папами, что готовы изменить в себе и для семьи, о декрете, нянях  и сексе.

Сегодня мы пригласили поговорить Даниила Ваховского, директора по маркетингу сервиса Uklon, и его супругу Наталью. Узнали об отцовстве, равенстве в семье и о том, как Даниил готовился к рождению дочки. О книгах, которые купил, о новой ответственности и поддержке. Ваховские рассказали, что слышали о беременности и детях до рождения Николь, и сравнили, как получилось на самом деле. Еще поговорили о декрете, мамах на работе и собственном бизнесе Наташи — сервисе эротических подарков для взрослых LoveBox.

О партнерстве в отношениях

Даниил: В нашей семье нет такого понятия, как «главный». У нас парламентская демократия. Не могу сказать, что чей-то голос имеет больший вес — очень разное распределение ролей и функций. Есть определенные вопросы, где Наташа берет лидерство, а есть — где я.

Например, если дело касается отпуска, полностью отдаю этот вопрос ей. Потому что неуютно себя в нем чувствую. Если бы не жена, я бы, наверное, вообще не ходил в отпуск. А для Наташи важно путешествовать, бывать в разных местах, переключаться. Поэтому в последние годы, с тех пор как мы вместе, она занимается этим вопросом.

Когда открываю страницу с отелями, меня хватает, наверное, минут на десять: они все одинаковые, все раздражает. Жена очень удачно планирует маршруты, находит хорошие места. А для меня купить билет — просто каторга.

Не хотелось бы произносить банальное слово «равноправие». Партнерские отношения — это равнозначность жизни друг друга. Когда есть две независимые планеты, которые вращаются вокруг одной орбиты. А не одна большая планета, а вторая — ее маленький спутник. Такой себе Король Солнце, вокруг которого вертится женщина.

Поддерживаю Наташу в работе, направляю в бизнесе, потому что она начинающий предприниматель. А у меня больше опыта в корпоративной части. Поэтому вовлечен во многие вопросы.

Наталья: Я не думаю, что у нас есть кто-то главный в семье. Даня меня всегда учит — и профессионально, и по жизненным вопросам. В чем-то я его могу подтолкнуть к чему-то. Мы никогда не соревновались.

О домашних обязанностях

Даниил: Честно говоря, в отношении домашних дел я — человек настроения. Не то чтобы не люблю убирать, но для меня это определенное медитативное состояние. Конечно, удобно отдать какие-то вопросы на аутсорсинг приглашенному человеку. Потому что, с одной стороны, люблю уборку, но с другой — подхожу к ней очень специфически.

Для Наташи какие-то вещи неприемлемы. Там, где для меня еще чисто, ей уже отвратительно. Поэтому мы в этих вопросах тоже ищем компромисс. Я прихожу, говорю: «Мне-то нормально, но, может, я что-то уберу? Скажи, что сделать? Потому что мне вообще замечательно. Но если тебе где-то некомфортно…» И она говорит, что сделать, и делаю.

Довольно редко готовлю, потому что не очень люблю это делать. Но всегда с большим удовольствием выступаю в роли домашнего баристы. У нас кофе-машина. Я не ресторатор, скорее, просто внутренний хозяин кофейни. Кофе на завтрак могу приготовить. Но что-то более капитальное — для меня уже сложнее. Готовит иногда Наташа, иногда мы что-то заказываем, покупаем готовое.

У нас нет культа еды. Моя мама просто обожает готовить. Она всегда делала всего очень много и очень по-разному. Возможно, меня это даже немного раздражало. Предпочитаю очень простую пищу, которую не нужно долго жарить, варить. Это может быть просто творог, хумус или что-то такое.

О планировании ребенка

Даниил: Наташа всегда хотела детей. И мы ждали подходящего момента, когда у нас появится на это время. Многие люди заводят ребенка в эмоциональном порыве, не всегда отдавая себе отчет, насколько это затратно по времени и силам. И вообще, какая вовлеченность в это нужна. Потому что важнее ребенка в семье ничего нет.

Мы подходили к этому вопросу довольно скрупулезно, чтобы найти тот период, когда точно сможем уделять этому достаточно времени. Из-за этого я серьезно изменил свою карьеру. Раньше 12 лет работал в очень сложных PR-проектах. Эта работа была фактически круглосуточной, был вовлечен в нее на 180%. И когда пришло время заводить ребенка, понял, что пора менять сферу деятельности. Мы пришли к этому осознанно, где-то прошлым летом.

О беременности и родах

Беременность Наташи была довольно легкой, не было каких-то отклонений по здоровью. У нас одна группа крови, поэтому ее даже ни разу не тошнило. Врачи разрешили есть все, и Наташа ни в чем себе не отказывала. Очень радовалась своему состоянию: повышенное внимание всей семьи, можно все есть, нужно только ждать появления дочки.

Потом, когда пришло время, мы думали, что роды будут естественными. Но в итоге, уже в больнице, врачи приняли решение идти на кесарево — что-то там не складывалось. Наташу повезли на операцию, а я остался ждать, пока Николь принесут. И когда она появилась — как сейчас помню — я лежал, и на весь коридор стоял дикий ор. Потому что она была очень-очень громкая. Ее быстро обмыли, принесли, положили мне на грудь, и у меня прямо слеза скатилась по щеке.

Так пролежал с ней чуть больше получаса. И в этот момент осознал, что все очень-очень сильно поменялось. Ты вроде бы готовишься к этому девять месяцев, но к каким-то вещам все равно подготовиться невозможно.

О подготовке к рождению малышки

Даниил: Это вообще смешная история, потому что я очень озабочен тем, чтобы она была интеллектуально развитой. Люблю разные книги. Пошел и скупил огромную библиотеку: «Развитие мозга ребенка», «Как научить ребенка математике», «Развитие когнитивных способностей», «Обучение через диалог». В общем, набрал огромное количество литературы. И только потом, где-то через неделю, понял, что до того, как учить ее математике, еще года четыре. Она еще совсем не считает.

Можно сказать, что очень готовился, но к тому, что придет не сразу. А в этом биологическом периоде для меня было важно просто по какому-то чек-листу смотреть, синхронно ли она двигает руками, в какой момент начала улыбаться, переворачиваться. Думал, что вот сейчас сяду с ней и начну ее максимально развивать. Но этот период еще не наступил.

У нас оказалось очень мало книг для детей до полугода. Это буквально какие-то контрастные книжечки. Теперь днем происходит то, что Наташа называет «уроками»: она садится с Николь, показывает ей разные картинки, объясняет. У жены есть огромное преимущество передо мной — музыкальный слух. У меня есть только чувство ритма. А Наташа может дочке петь, Николь очень нравятся. А я этого пока не делаю. Может, мой талант — танцевать.

Мы очень скрупулезно готовились, но к каким-то вещам все равно оказались не готовы. Причем для меня самое большое открытие — то, что называю «всемирный заговор родителей». Все наши знакомые рассказывали, что дети — это классно и вообще несложно. И никто не готовит тебя к тому, что это сложно и никто не рассказывает, что такое вставать пять раз за ночь. Это физически очень тяжело.

Возможно, стоит создавать какие-то специальные программы. Обсуждать, что к ребенку нужно готовиться не только морально и материально, но к этому реально нужно быть готовым физически. Дочке уже пять месяцев, она весит 7,5 кг. Наклоны в обе стороны — это тоже хорошая нагрузка на спину.

О «беременных» желаниях

Даниил: Наташа всегда старалась поддерживать себя в каком-то весе, следить за фигурой. И вот наступил тот момент, когда можно есть все. В любом объеме, если нет никаких противопоказаний. И Наташа просто отрывалась: ела вообще все и с очень большим аппетитом. Поддерживал ее в этих гастрономических набегах на всевозможные мероприятия. Наверное, это единственное ее пожелание.

В чем я еще поддерживал ее? Хочется сказать, что во всем. Потому что так оно и получалось. От таких простых вещей, как помощь в одевании обуви, до каких-то более сложных — например, заменить входную дверь. Потому что прежняя уже «устала». И буквально за пару недель до родов взялся и поменял эту дверь.

Наталья: Я ему так благодарна, он сделал беременность такой приятной для меня, я как на облаках летала. Сейчас часто говорю «спасибо» за то, что он меня принимал такой, какая я была. Когда смотрю на фотографии, понимаю, что не осознавала, насколько была круглой. Смотрю на эти щеки, а Данька мне такие красивые комплименты делал, что считала себя самой красивой пандочкой на земле.

Приехала к акушеру через два месяца на обследование. И она меня когда увидела — в глазах застыло непонимание: «А, Наташа! Я тебя на улице и не узнала бы!». Поправилась минимум в два раза. Не была капризной беременной, не требовала клубнику по ночам. Но даже физически, когда в последний месяц мне было трудно обуваться, он заботливо ко мне относился. Это была тоже проверка нашего союза. Я в этот период поняла, что сама много делала того, чего женщина, в принципе, может не делать.

Например, носить тяжелые сумки — это было несложно. Могла взять ящичек со склада — и потащить. Но когда все это распределила по другим людям, и в работе тоже, поняла, что это же тяжесть, зачем мне ее носить, если это не моя работа? Во время беременности научилась лучше управлять людьми, делегировать задачи.

О роддоме

Даниил: Я с Наташей был полдня. Мы в роддом приехали отдельно. Жена — с утра 7 марта. Врачи сказали, что нужно оставаться. Я еще доделывал дела по ее задачам. До четырех часов сделал несколько отправок и только потом поехал. Это был очень загруженный по трафику день, в роддом еле доехал. Это была железнодорожная больница. И уже потом был с ней в родильной палате несколько часов. Делал массаж, как-то пытался развлекать, чтобы она не переживала.

Врачи очень профессиональные. Они приняли решение осознанно: обратили внимание, что ребенок довольно крупный, голова проходит плохо, поэтому нужно кесарево.

Вообще эта больница славится тем, что там рождаются какие-то богатыри. Они знают, что с такими делать. Поэтому, с одной стороны, это было волнительно. А с другой — у Наташи довольно крепкое здоровье, без каких-то значительных противопоказаний. И хотелось поскорее закончить все это, чтобы двигаться дальше.

Об отношениях после появления ребенка

Даниил: У нас вообще очень специфические отношения. Хотя все отношения детей с родителями уникальные. Не могу сказать, что разделение 50 на 50. Николь на грудном вскармливании, поэтому Наташа проводит с ней больше времени — и ночью кормит, и в течение дня.

Но у меня довольно тесная эмоциональная связь с дочкой. Мы как-то поставили кроватку, она ей не нравилась. Мы эту кроватку убрали, и она спит в коконе с нами, в одной большой кровати. И сейчас уже утром переворачивается, смотрит на меня и улыбается. Так у нас начинается каждое утро. Это счастье. Но, правда, в пять утра.

Наталья: Первые месяцы были тяжелым периодом: на тебя непонятно откуда сваливается новый человек. Со своими правилами, которые ломают твой график, твои семейные устои. Раньше мы могли смотреть по два фильма за вечер, теперь — одну серию в три–четыре дня, потому что меня хватает на 15 минут. И тут, ко всему нашему быту, еще и мама прибавилась. И Данька не просто мужественно это выносит, а еще и старается маму поддержать, потому что для нее это тоже стресс. И спасибо ему, что этот наш тяжелый период он выдержал. Для многих семей это испытание — бессонные ночи, когда близость на какой-то период прекращается.

Мы, когда только запустили LoveBox, были такие дурачки: определили как одну из целевых аудиторий молодых мам и пап, у которых только что родились дети. Решили, что во время беременности у них секса не было, а тут мама родила — и все, можно заниматься сексом. И они же как кролики, наверное, им занимаются. А мы будем для них продвигать наш первый LoveBox Romantic. Не тут-то было, как оказалось.

Даниил: На это реально никогда нет времени.

Наталья: Да, в этот период женщинам нужно все-таки не забывать, что они, став мамочками, все равно остаются женами. И нужно уделять внимание папочкам.

О поддержке со стороны мужа

Наталья: Она исчерпывающая. Даня меня всегда поддерживает во всех моих профессиональных идеях. Иногда мне кажется, что даже где-то подыгрывает мне и жалеет, чтобы не обидеть. Но делает это всегда очень тонко. И я не чувствую, что это из жалости. Очень мотивирует — и словами, и действиями. Даже если какая-то идея сперва ему не понравится, то не говорит: «Нет, это полный бред». С первого раза никогда не рубит. Когда была его подчиненной (мы познакомились в одном отделе в COMFY), Данька тоже меня многому научил. Даже большему, чем узнала за многие годы моей PR-деятельности до этого.

Поддерживает и как женщину. С ним я чувствую себя красивой, слышу комплименты. Даже получить СМС «Я тебя люблю» важно. И как мать поддерживает: в каких-то мелочах чувствует мои сомнения или усталость — и говорит, что я хорошая мама. И к маме моей тоже относится с уважением, у них такие хорошие отношения. Мама сейчас наездами живет у нас, поэтому это актуально.

Об обязанностях папы

Даниил: В определенной части общества еще сохраняются какие-то патриархальные стереотипы о гендерных ролях. Во многих семьях есть такое, что мужчина только зарабатывает, а женщина только проводит время с ребенком. Не очень это понимаю. Для меня важно иметь возможность тоже проводить время с дочкой и участвовать в ее развитии. Поэтому мы как-то переструктурировали нашу жизнь. Я, конечно, работаю полный день. Еще остается учеба, но всегда стараюсь уделить ребенку время — в выходные дни, вечером.

Для девочки отец — это всегда базовая ролевая модель. Ее предпочтения в парнях и муже будут такими, что муж будет или похож на отца, или его полной противоположностью. Поэтому нужно себя вести таким образом с дочкой и вообще в семье, чтобы не исказить ее адекватное восприятие мужчин.

Наталья: Чтобы у нее были правильные ценности в мужчинах. Чтобы она воспринимала мужчину не как красивого и накачанного, в первую очередь. Правильный мужчина — это тот, который поддержит.

Даниил: Ребенок видит взаимоотношения родителей. И для дочки это будет положительный опыт, который станет формировать правильные установки в отношении того, как ее мужчина должен относиться к женщине. Конечно, я немного опасаюсь, что буду ее чрезмерно опекать. Это будет большой челлендж — выработать такой жизненный баланс, чтобы не пытаться разруливать какие-то вопросы, не встречать ее парня с мачете, не угрожать повесить его на сосне. Кстати, мачете я заранее заказал.

О свободе выбора

Даниил: Предполагаю, что это будет периодом разных приключений и работы над собой. Здесь есть еще один важный для меня нюанс: не насаждать дочери какие-то свои установки. Мужчины и женщины по-разному ориентированы. Мужчина — больше на какие-то персональные достижения, женщина — на другое. Чтобы я не начал ей прививать мужские паттерны поведения: мол, важно быть лучшим, доказывать, бороться.

Наталья: Для разных людей счастье и успех выражаются по-разному.

Даниил: Человек может многого достигать, но при этом не будет счастлив от этого. Для кого-то счастье выражается в семейном благополучии, для кого-то — в карьерных успехах.

Конечно, иногда хочется, чтобы у ребенка какие-то вещи получились лучше, чем у тебя. Но на самом-то деле у него же какой-то свой путь. И свое восприятие многих вещей. Как помочь ей найти себя, не продуцируя себя в ней, — это тоже довольно сложный челлендж.

Пусть Николь сама для себя определит, что для нее счастье. И будет в этом полностью гармонична.

Наталья: Данька эволюционировал как отец. Потому что когда я только была на первых месяцах беременности, он накупил множество книг. Но это хорошо. Мы к этому придем. Но он уже заложил себе такую картинку, что будет делать дочку успешной во всем. Никаких поблажек, если успех — то на 100%. Я говорю: «Даня, она не будет счастлива. Не в этом счастье заключается. Надо человека просто любить, дочка будет расти в любви и чувствовать себя счастливой». Потом, через время, Даня прочитал правильную книгу. И понял. Приходит и говорит: «Знаешь, я не буду на нее давить. Пусть она будет счастлива. Тогда и я буду счастлив».

Для меня очень важно, чтобы она была усердной девочкой, а не поверхностной в каких-то своих увлечениях. С детства привыкла, что если уж занимаюсь музыкой, то до последнего класса. Если занимаюсь танцами, то до конкурсов. А многие девочки вокруг были таким, что походила пару занятий — все, не хочу. И там не хочу. И сейчас вижу, что для меня, если есть дедлайны, я их придерживаюсь. Если есть какие-то задачи, делаю их. Это очень помогает собираться с самого детства. Спорт, хобби, которыми занимаешься от начала и до конца. Хочу и Николь так воспитывать, что если есть задачи, то они есть.

О женщине в декрете и работающей маме

Даниил: Женщине тяжело заниматься только ребенком — жизнь получается довольно рутинной. И если ни на что не отвлекаться, то можно начать потихоньку сходить с ума. Возможность не выпадать из жизни влияет только положительно. Потому что хотя ребенок — это замечательно, но в первом периоде, биологическом, все дни практически одинаковые. И это реально трудно. Какие-то рабочие вещи помогают переключаться.

Наталья: Не думала не работать. Но когда еще была беременной, представляла это себе иначе. Думала, что ребенок спит пять часов в день. Днем, не только ночью. И думала, что буду мамой вообще без отрыва от производства. Оказалось, что она у нас не спит днем совсем. Хорошо, что есть няня до обеда.

Поначалу было тяжело принять, что мой график изменился, вообще нет своего времени, и нужно подстраиваться. Это утомляло, но потом поняла, что мне просто нужно принять ситуацию, потому что бороться с ней невозможно. От этого и нервничаю, и никому от этого не легче. И сейчас уже приняла: понимаю, что у меня есть четыре часа, а остальное — это время не мое, а ребенка.

Мне всегда скучно без работы, даже в отпуске — сонном, летнем. И сейчас я бы забыла все слова, кроме «агу», «ау», «бабочки-жирафики», как уточки делают — «кря-кря». Работа помогает держать себя в тонусе.

С другой стороны, читала интервью с женщинами, которые сразу, на третий день после родов, выходят на работу. И это подавалось как мать-героиня, что она отошла от родов и тут же пошла работать. Но это совсем не героизм. Это просто человек нашел спасение. Героизм — это остаться и 24 часа в сутки быть с ребенком.

О папе в декрете

Даниил: При определенных обстоятельствах я бы ушел в декрет. Но в нашей стране пока нет такой адекватной возможности из-за значительного разрыва между зарплатой мужчины и женщины на разных топ-позициях. Если бы она была, то, вполне возможно, сидел бы с ребенком, как это популярно в скандинавских странах. Потому что дети растут очень быстро. Иногда уедешь в командировку, возвращаешься — а человек уже другой.

Наталья: Декрет, если говорить о равенстве, для мужчины — это никакое не отнятие его прав. Потому что декрет — это такая каторга. Мужчины просто счастливы, что у нас это пока нераспространенная практика. Даня тоже ходил на работе, рассказывал, что с весны уйдет в декрет. Полушутя пугал своих HR-ов. Но через неделю после рождения Николь перестал об этом даже шутить.

 

Фото: Влад Стефанов

 

Вам так же может понравиться