Интервью Спецпроект Честно о материнстве с Chicco

Мария Виноградова: “Я не снимаю розовых очков”

Маша Виноградова – мама-энерджайзер: она успевает будить всю страну в утренней передаче на радио, рассказывать о свежих новостях в программе на музыкальном канале, вести самые громкие церемонии и праздники. А еще Маша — мама почти двухгодовалой Майи, и с этой ролью девушка справляется легко и с улыбкой. Как ей это удается? Мы расспросили об этом для спецпроекта #о_материнстве_chicco. Читайте и вы!

«Вашу маму и тут, и там показывают”
м/ф “Простоквашино”

О любви и ответственности

Дочь — это моя самая большая любовь в жизни. С ней наступил совершенно новый этап в эмоциональном смысле. Никогда ни к кому подобного не испытывала. Я люблю мужа абсолютно, не за что-то, а просто, потому что это большая любовь. Но ребенок — это совсем другое. Ты отдаешься целиком и полностью. Обличье любви к мужу и ребенку совершенно разные. Мужа я люблю, но он опекает. А Майю люблю и одновременно опекаю. Наверное, по отношению к мужу это не помешало бы проявлять больше. Но, из-за того, что он серьезный, взрослый мужчина, это желание иногда нивелируется.

Считаю, что ребенка можно научить чему-то только своим примером. Мама, папа, отношения в семье, разговоры, мысли, восприятие жизни — все это обязательно сыграет роль в формировании нового человека. Они — маленькие губки, которые впитывают то, что видят.

Может быть, я не снимаю розовых очков, но уверена, что если в семье есть и эмоциональная, и материальная, и психологическая стабильность, с ребёнком все будет хорошо.

Я понятия не имею, где Майя (дочь Маши, — ред) захочет учиться, кем станет. Постараюсь не вмешиваться в эти вопросы, как не вмешивались мои родители. Они меня спрашивали, конечно. Но когда я в итоге озвучила свою мысль по поводу того, кем хочу быть, они только раз переспросили: «Точно?». И отпустили туда, куда я хочу. Я поступлю точно так же.

DSC_0928

О сложностях материнства и наказании детей

Иногда у меня сдают нервы. Но, мне кажется, это у каждой мамы бывает. Когда тебя ребенок не слышит раз, не слышит пять раз, не слышит десять. Ты говоришь, а ей, кажется, безразлично. Чем больше я настаиваю, тем больше она “включает” безразличие. Иногда я срываюсь и начинаю кричать. Но потом, через пять минут подхожу к ней и говорю: «Майя, извини!». В подобной ситуации, конечно, со взрослым человеком проще говорить. Если вы никак не можете договориться, нужно расходиться и отпустить ситуацию. Но это мой ребенок, отпускать ее пока никуда не буду.

Конечно, я уверена, что кричать нельзя. Например, муж никогда на Майю не кричит. И ругает меня за это. Он может как угодно реагировать, но он не кричит на нее. Может, в силу того, что он меньше времени проводит дома и успевает переключаться.

Мне кажется, самое главное — разговаривать. Это мое антитабу.

Я против физических наказаний, пользуюсь всякими приемами, например: “Пока ты не почистишь зубы — чего-то не получишь.” Это не наказание, это последовательность действий. Пока вообще не представляю, как ее можно наказывать. И за что. Я считаю, что она еще не в полной мере осознает, что она делает. И показать ей, что нужно делать — это моя задача. Задача семьи, задача взрослых. Потому что, естественно, она перенимает модель поведения. И, наверное, если она чего-то не может понять — это, скорее, наша проблема.

Пока что Майя пытается все, что хочет, показывать физически. Я говорю: «Скажи мне слово, не тащи за руку». У нее сейчас как раз начинается период говорения. Майя напрягает свои маленькие мысли и пытается что-то собрать в слова. Она как-то раз тащила меня в магазин, но слова “магазин” она не знает. Она вспомнила, что дома есть книжка, которая называется «Покупки». И начала кричать: «Купки, купки!» Говорю, ладно, если покупки — идем в магазин. Я и так понимала, чего она хочет. Но мне было очень важно, чтобы она меня не просто тащила, куда ей надо, а чтобы объяснила, куда мы идем. Чтобы у этого был какой-то смысл.

Конечно, нужно все время ребенку повторять. У нее еще “память рыбки”. Мне иногда кажется, что мы договорились, и она все поняла, и уже может отвечать. И даже если она ответила, что поняла, через три минуты может повториться то же самое. И я уверена даже, что не назло.

DSC_0917

О Майе, ее привычках, ритуалах и страхах

Майя не любит стрессовых ситуаций. Она сразу впадает в ступор. Когда мы приходим на детскую площадку, где уже гуляют двадцать детей, она не хочет идти к ним. Она просто стоит и рассматривает, что происходит вокруг. Ей нужно время, чтобы понять, какое место она может занять во всем этом. И, наоборот, она воспринимает ту же детскую площадку совершенно иначе, когда приходит, там парочка детей, которых она и так знает, и у них уже свои какие-то отношения, свои игры.

Майя не любит, когда что-то не по плану. Мы ей покупаем питьевые йогурты в тетра-паке с трубочкой. И она привыкла, что в этом маленькой упаковке всегда должен быть йогурт. Не важно, какого вкуса, но это всегда будет определенная консистенция и один из привычных вкусов. И как-то я купила в такой же упаковке молочную гречневую кашу. Некогда было готовить ей ужин, говорю: «Будешь гречневую кашу на ужин?» Майя соглашается. Я открываю холодильник, достаю эту кашу, она начинает кричать «Тема, Тема!» Думаю, ну, пускай думает, что Тема. Даю ей, она пробует, и ее в этот момент прям коробит. Потому что у нее мозг абсолютно не воспринял тот вкус, который попал ей в рот. И так всегда. Мы в один и тот же стакан всегда наливаем ей какао. Как-то я приготовила смузи и налила туда. Та же реакция, прямо на физическом уровне, ее начинает трусить от того, что это совсем не то.

У Майи была книжка “Зоопарк”. Она любила только ее. Потом мы ей стали предлагать на выбор другие. И она все равно долго выбирала “Зоопарк”. А потом, как-то раз, победила новая книжка, которая у нее только появилась. И тогда Майя поняла, что, в принципе, их можно чередовать, и “Зоопарк” никуда не денется. Он все равно есть, и в любой момент его можно попросить. И все может быть по-разному. Майя любит ритуалы. У нее есть один такой с Олегом (муж Маши, — ред). Если он есть дома, то всегда укладывает ее спать. Она сначала не сильно, конечно, хотела, а потом привыкла и теперь ждёт этого.

При своей любви к постоянству новую еду Майя любит. Она просто показывает пальцем, что ей срочно нужно вот это попробовать. Если хочет, мы ей позволяем, но говорим: «Это ты будешь кушать попозже. Пока это для взрослых еда».

Майя не очень любит, когда я крашусь. Уже в накрашенном виде — все хорошо. А момент, когда со мной что-то происходит, иногда странно воспринимает.

В маске вообще нельзя появляться перед ней. А когда еще и я, и мама делаем маски — это двойной удар. Даже не к кому бежать спасаться.

При этом громких звуков она не боится. Абсолютно не боится темноты. Может сама закрыться в кладовке, или в гардеробной, и стоит абсолютно без страха, ждет, когда ее найдут. Хотя, мне кажется, что я столько времени там не выдержала бы.

Она очень не любит, когда чужие мужчины заходят в дом. На своей территории Майя не воспринимает чужих. В городе, в заведениях — сколько угодно, но в ее пространство так вторгаться нельзя.

DSC_0751

Про работу

Конец июля и весь август — время каникул на радио. И это очень сыграло мне на руку. Период “эфирного” отпуска” как раз совпал с последним месяцем моего срока: я родила девятого сентября. И вскоре вышла на работу. Еще во время беременности договорилась с шефом, что не буду уходить с работы. Мне нужен был один месяц отпуска — сентябрь, с октября я была готова вернуться. Так и получилось.

У меня совсем не было желания не работать. Это был мой первый сезон в шоу, я понимала, что обязательно должна остаться. Медиа-бизнес — такая сфера, которая не ждет. Если ты пропадаешь на полгода, тебя потом на то же место вряд ли возьмут.

Рабочий день на в утреннем эфире короткий и ранний. Мы работали с семи до десяти утра. Майя тогда была совсем маленькая, почти все время спала. Я кормила ее рано утром, она засыпала снова, а я уходила на работу. И, получается, я пропускала только одно кормление. Я попеременно сцеживала молоко или докармливала ребенка смесью. Получается, пропускала только одно кормление грудью, на следующее уже возвращалась. И дальше целый день была дома. Потом установился распорядок, распределились сны. Я стала понимать, какое время есть в моем распоряжении. И потихоньку стало прибавляться работы.

Я очень люблю то, чем занимаюсь. Видимо, в силу того, что у меня не забита голова домашними хлопотами, на работу я еду с удовольствием. На работе я думаю о работе, а не о том, все ли дома хорошо.

Майя видела меня по телевизору несколько раз. Она, видимо, не с первого раза меня узнала. Ей моя мама кричала: «Смотри, мама!» Она поворачивала голову, говорила: «Тетя». «Нет, не тетя, это же мама!» Она только с третьего раза в этот день, когда была трансляция, поняла, что это мама. Но теперь смотрит все эфиры, и каждый раз, когда меня показывают, смеется. Ее почему-то это очень веселит, начинает смеяться, показывать пальцем, кричать: «Мама!» Ее абсолютно не смущает, что мама может быть и там, и там. Это нормально. Сейчас, видимо, совсем другие дети. Если в нашем детстве видео было чем-то непривычным, сейчас всё совершенно изменилось.

DSC_0748

Мама или няня

Мне с Майей помогает мама. Она с самого начала была рядом. И это помощь ей в удовольствие. Она очень ждала этого ребенка. Я у них с папой — одна дочка. И если у меня не будет больше детей, то у нее в жизни это больше никогда не повторится. И поэтому она берет по максимуму от этого момента.

В отличие от многих бабушек, моя мама не просто ждала, дождалась, обняла и пожелала: «В добрый путь». Она полностью вникла в воспитательные моменты.

В силу того, мама — молодая, у нее нет таких прямо “бабушкиных” особенностей. И у нас ни разу не было, в серьезных вопросах, чтобы мы с Олегом придерживались одного мнения, а мама — другого. И не было каких-то радикальных столкновений. А если есть какие-то нюансы, и я говорю, что мне что-то принципиально, мама делает так, как я прошу. Также мне важно, что маме могу доверять безгранично. Есть множество ситуаций с нянями у моих подруг, когда очень странным образом все складывается. А когда я уезжала в первый раз после трех недель в декрете на работу, у меня не было ни одной странной мысли о том, что же будет происходить у меня дома. Я была на 100% уверена, что дома все хорошо.

DSC_0663

О любимых игрушках. Вопрос от Chicco

Майя очень любит собирать конструкторы. Лего с крупными деталями, например. Но, в принципе, все, что складывается, любит. И очень нераводушна к игрушкам, которые, на самом деле, не игрушки.

Мы живем в частном доме, она может найти на улице какие-то грабли или лопату. Это может быть и ее детское, и взрослое. Даже пустая бутылка может стать игрушкой, ведь так интересно, как она стучит по дереву, как — по кафелю. Ей нравится какую-то еду стащить в пакетике шуршащей, или нет, и понять, а как же это открывается.

И, конечно, ей очень нравятся разные мои вещи. Когда Майя добирается до моей сумки, наслаждается по-настоящему. На днях взяла сумочку, надела шляпу огромную. Обувь тоже ей нравится. На каблуки она пока не взбирается, потому что не понимает, как это возможно физически. А в какие-нибудь биркенштоки — легко. Причем, в своих тапках может еще обуть еще какую-то мою обувь. И это очень весело.

 

Партнер проекта: Chicco Украина

Беседовала: Ксения Букшина

Фото: Ева Сироткина

Локация: UKR DSGN EXPO в мебельном центре “Диамант”