Светлана Ройз о том, как говорить с детьми об инклюзии, о «других» детях
Интервью

Светлана Ройз о том, как говорить с детьми об инклюзии, о «других» детях

Светлана Ройз, детский и семейный психолог, мама двоих детей, уже рассказывала «Промам», почему нельзя бить детей, какова причина того, что родители поднимают руку на ребенка, как справиться без насилия и реально ли вообще договориться с детьми мирно.

Сегодня мы спросили у Светланы о том, как разговаривать со своим ребенком о чужих особенностях, о предрассудках родителей перед «особенными» детьми и о том, как дружат дети между собой.

Как говорить с детьми об инклюзии, о «других» детях

Первое, что мы делаем, – убираем из своего словаря «нормальный, здоровый ребенок» и «ребенок с особенностями». Вся наша разность – это вариант нормы. И мы рассказываем детям о том, что природа многообразна. Есть люди с черными и белыми волосами, с карими и голубыми глазами. И есть дети, которые рождаются с особенностями.

Наша задача – показать, что это не недостаток, а особенность – отличие. У каждого из нас она своя. И мы можем сказать о своей особенности. Я могу сказать, что у меня родинка на лице.

Наши способности, таланты и здоровье – это не наша привилегия, не наша заслуга. Это дар Бога, генов. А наша заслуга – как мы это развиваем. Так же и болезни, и тому подобное, что мы считаем особенностями – это не наказание и не делает людей плохими. Просто наша разность. И если рядом с нами есть люди, которым чуть сложнее ориентироваться в пространстве, то, возможно, если мы чувствуем себя в большей силе, мы можем им как-то помочь.

О предрассудках родителей перед «особенными» детьми

За каждым непродуктивным поведением есть более глубокая причина. Здесь причина – страх неизвестности. «Я не знаю, из чего оно выросло, заразно ли это. Будет ли это опасно для моего ребенка?» Понимаю такую реакцию родителей. У нас, к сожалению, нет культуры смотреть открыто на сложное. Ведь это снова говорит о состоянии взрослого. Если я взрослый, я могу, не отводя глаз, смотреть на инвалида. Не разглядывая, а просто – как обычно я смотрю на любого человека. Если я сильна, если я взрослая, то могу спокойно говорить о смерти, сексе, деньгах – о тех темах, которые табуированы.

Потихоньку эти темы время от времени поднимаются и у нас в стране. Потому что нам нужно экстерном взрослеть, под наших детей. Тема инклюзии проявилась не просто так. Это одна из табуированных тем. И первое, с чего нужно начинать, – это давать взрослым ощущение, что вы и ваши дети – в безопасности. И давайте дальше думать, какие шаги мы можем предпринять, чтобы и этим детям, и тем было в мире комфортно. Наша задача – приучить себя смотреть на то, что существует в мире, не отводя глаз.

О дружбе с «особенными» детьми

Мы не можем насильно заставить кого-то дружить. В любом контакте есть то, что сходно, и в чем мы отличаемся. И это наш выбор – принимать или нет. Отношения можно строить с любым человеком, если они безопасны, развиваются, интересны для всех. Задача взрослых – создать среду, в которой детям было бы безопасно и интересно друг с другом.

У детей изначально нет навыка «дружба». Это тот коммуникационный уровень, который выстраивается взрослыми. Конечно, было бы важно, если бы с раннего возраста у ребенка был опыт общения с разными людьми.

Беседовала Ольга Заруба