Интервью

«Телевизор безопаснее интернета», — Иванна Найда, генеральный продюсер канала ПЛЮСПЛЮС

ПЛЮСПЛЮС — самый большой из нишевых каналов группы (Иванна — генеральный продюсер нишевых каналов 1+1 media — ПЛЮСПЛЮС, УНИАН ТВ, Бигуди и 1+1 International), поэтому — самый любимый. Это единственный канал из группы нишевых, на котором есть свое собственное производство. Поэтому он требует особого внимания.

Если говорить о специфике «детского канала», то генеральный продюсер — это хороший менеджер. Или плохой. И, в принципе, все равно, детский у него канал, взрослый, мужской или женский. Главное – команда. Потому что ты работаешь по схеме, в которой самое важное, чтобы ключевые люди были суперпрофессиональными. Возьмем для примера ваше издательство. Ваш главный редактор или директор издательства, могут издавать и журнал Promum, и бизнес-журнал.

Ключевые люди канала ПЛЮСПЛЮС — это программный директор, маркетинг-директор, исполнительный продюсер и психолог. С нами работает Светлана Ройз. Для меня это очень авторитетный человек в области детской и семейной психологии. У нее есть своя зона ответственности, она не отвечает за то, чтобы было зрелищно, интересно или смешно. На наших еженедельных летучках ее единственная задача — сказать: «Здесь не может быть так, потому что это может быть небезопасно. Здесь не может быть так, потому что это может развить в ребенке какой-то комплекс».

Простой пример: когда мы делаем мультфильм про пожары, дети на картинке не могут быть одни на пожаре. Художники-сценаристы, конечно же, могут написать историю, в которой дети спасают себя сами. Но, по убеждению нашего психолога, ребенок не должен увидеть подобное на экране. Потому что стихия сильнее, чем силы ребенка с ней справиться. Это фактор, который может вызвать травматизацию. И в этом вопросе последнее слово за психологом.

Мы — телевидение. Мы не школа, не родители. Мы не образовываем на 100%.

У нас есть образовательные программы собственного производства. Сегодня они заполняют 4-часовой утренний блок канала. К счастью, за 5 лет производства нам удалось накопить неплохую библиотеку собственного продукта. И единственная задача психолога в данной ситуации — не навредить, а в идеале – помочь. Мы не можем себе позволить сделать продукт, который будет вредным.

Про собственный контент и экспорт украинского

Чтобы делать качественный контент, на это нужен внушительный бюджет. Мультипликация уровня Disney с шикарной анимацией и десятком сценаристов стоит дороже создания художественного фильма. Сегодня канал ПЛЮСПЛЮС единственный в Украине, который вообще занимается производством детской анимации. Я не знаю, когда какой-то другой детский канал в Украине сможет себе это позволить. Мы же ‒ можем. Но. Набрав штат людей, заплатив им зарплату и обеспечив нормальные условия работы, наша команда производит где-то один час оригинального продукта в год. И здесь важно понимать, что это пока еще не продукт уровня Disney.

То есть это не противоречащие процессы, а параллельные — развивать свое и показывать лучшее в мире. Мое отношение к Disney — прекрасное. Их контент рассчитан для любой территории мира. Disney, Hasbro, Nickelodeon прекрасно понимают, какая ответственность лежит на их плечах. Каждый мультфильм выверяется. Для меня продукт мирового бренда — это уже гарантия качества.

Сегодня в Украине нет детского анимационного национального контента на 24 часа вещания в сутки.

Это не плохо, это реальность. И любой детский канал должен закупать импортный продукт. Либо ждать, когда в Украине появится нужное количество национального контента. Либо начать создавать.

В какой-то момент канал ПЛЮСПЛЮС понял, что уже находится в том финансовом состоянии, когда может позволить себе часть заработанных средств потратить на производство собственного контента.

В бизнес-модели купить импортный продукт экономически выгоднее, чем производить свой.

Первый наш большой проект «Це — наше, і це — твоє» был создан, когда в Украине началась война. Мы просто решили рассказать детям, да и взрослым, почему Украина прекрасная страна, которую есть за что любить, в которой есть чем гордиться.

В то время много психологов, а также общественность говорили о том, что дети страдают от ситуации. Родители напуганы, сами не знают, что делать. Дети находятся в вакууме из ужаса и страха. И у нас родился мини-проект «Додай любові» — с советами как поддержать друг друга от психолога.

До этого у нас была межпрограммка «Додай дитинству кольорів». Пока мы не могли себе позволить более длинную форму, делали маленькие мультики, которые создавали настроение нашего канала. Его лицо. «Додай дитинству кольорів» — набор занятий, которые можно делать в кругу семьи, чтобы как-то скрасить детство и досуг — посадить цветок, и наблюдать, как он будет расти, смотреть на облака и представлять, что они тебе напоминают. То есть такие мелочи, которые все знают, но не все делают.

Дальше у нас возник большой проект «Корисні підказки». Мы его заказывали на аутсорсе. Тогда у нас еще не было своего собственного продакшена. Наш психолог очертила проблемы, с которыми сталкиваются дети нашего целевого возраста — 6-10, 10-12 лет. Простые, на первый взгляд, вопросы — что делать, если ты новенький в классе. Если в доме появился маленький ребенок. Если родители ссорятся. Есть много вопросов, которые беспокоят детей, но которые, большинство из них, не зададут взрослым. Мало того, что родители не знают на них ответов, но и, в большинстве своем, дети сами их не спросят. Ребенок не скажет, что ревнует к младшему братику. Или что он имеет лишний вес, и поэтому его дразнят в школе.

Проект «Світ чекає на відкриття» — история о том, что в каждом ребенке живет изобретатель. И главное не бояться и пробовать. И не боги горшки обжигают. И многие изобретения придумали не супергениальные, а супернастойчивые и суперзаинтересованные в результате люди.

У нас был большой проект — «Казка з татом». Мы сотрудничали со всеми большими книжными издательствами Украины. Начинали с того, что брали детские книжки, звездных пап, которых дети знают, они читали эту книжку, и рассказ перекрывался анимацией. Все это мы производили и выдавали в эфир. Отдельным месседжем мы акцентировали для пап: «Если хотите — вы можете стать звездным папой для своего ребенка».

Сейчас вместе с Министерством культуры работаем над проектом «Говоримо українською». Но, как вы понимаете, получить одобрение Министерства очень сложно, поэтому мы проделали огромную работу, чтобы выиграть тендер.

Также наша команда готовит эко-проект. В нем будет о простых, но в тоже время важных вещах. Ведь вроде бы уже у всех на слуху, что ресурс планеты Земля на безграничен, поэтому, к примеру, нужно закрывать кран, когда чистишь зубы, или сортировать мусор. Но пока все равно это мало кто делает.

Наше собственное производство делает только образовательные продукты. Все остальное лучше купить.

Но купить «Говоримо українською», «Це — наше, і це — твоє» невозможно. Мы делаем их для своего локального рынка.

Более того, наши «Корисні підказки» только для украинского менталитета. Когда мы попытались их продать на европейский рынок, продюсеры посмотрели и сказали: «Всё отлично. Но только у нас ребенок, когда, например, новенький в классе, то с такими проблемами, как ваш, он не сталкивается».

Каким должен быть контент для детей

В идеальном мире контент для детей, конечно, должен быть образовательным и полезным. Но в развлекательной форме. Во-первых, ребенок не воспринимает, когда его учат напрямую. Это сразу вызывает защитную реакцию. Если ты хочешь чему-то ребенка научить — развлеки его. И насмеши. Психолог (Светлана Ройз — ред.) мне рассказала, и я была согласна с ней, что даже просто развлекательный контент должен присутствовать на канале. Дети и взрослые живут в сумасшедшем ритме. Школа, курсы, английский, математика, физкультура — мозгу сложно с этим справиться, взрослому или детскому. Почему мы иногда зависаем на глупом фильме? Потому что нужно отдыхать.

Конечно, важно, чтобы там не было насилия, крови и других травмирующих сцен. И важно, чтобы кто-то защитил ребенка от попадания на такой контент. По этому поводу расскажу случай. Мы работали над очередным проектом и проводили две фокус-группы — с детьми и с родителями. О том, как дети воспринимают наш продукт, и что родители думают о нем, о реакции детей.

К нашему глубокому удивлению, родители, в большинстве своем, не знали, что смотрит их ребенок. И не очень об этом беспокоились.

Результат выглядел примерно как «мультфильмы, которые смотрят дети» и «мультфильмы, которые, по мнению родителей, смотрят дети». Многие до сих пор уверены, что их дети смотрят Крокодила Гену и Простоквашино. Союзмультфильм занимал чуть ли не первое место. А были мамы, которые не знают паролей от айпадов детей. Шестилеток. Родители не знают пароль входа в компьютер своего ребенка. Для нас это было удивительное открытие. О чем можно дальше говорить? Дети делают в интернете, что хотят, в большинстве своем. И в связи с этим все-таки телевизор, по моему глубокому убеждению, безопаснее интернета.

Никто не отвечает за конечный продукт в интернете. За это не наказывают. Телевизор же хорош тем, что к нему государство предъявляет очень конкретные требования.

Кроме государства еще и люди, которые его создают. Телевизор — это конкретная «я». И конкретный папа может прийти к конкретной мне и выдвинуть свои претензии. Если он напишет у нас в соцсетях, я это прочитаю. Куда забредет ваш ребенок в интернете — вы никогда не знаете. И если ребенок ограничивает свое знакомство с интернетом просмотром видео с распаковкой игрушек — это счастливый ребенок. Это не самое опасное, что есть.

С другой стороны, может, я сейчас скажу что-то криминальное, но мир так устроен. Он не безопасен. И ваш ребенок живет в этом реальном мире. И интернет — частичка этого реального мира. И именно ваша задача, как родителей, подготовить вашего ребенка к тому, что этот реальный мир — разный.