Как рассказать детям о разводе: инструкция по применению
Відносини

Как рассказать детям о разводе: инструкция по применению

Существует распространенное мнение, что развод родителей обязательно становится для детей травмой и существенно снижает жизненные шансы ребенка. И когда-то это действительно было правдой. В какой-то момент эволюционного пути животные смекнули, что воспитание двумя родителями дает ему больше шансов для выживания. В сообществах, где самцы мигрировали от самки к самке уровень смертности детенышей был гораздо выше, чем в тех сообществах, где папа-обезьяна находился рядом с мамой и заботился о потомстве. 

Так зародились моногамия и парные отношения в стаях. Подобный  уклад сохранился на века. Женщина долгое время не имела финансовой независимости, прав и свобод. О воспитании ребенка без поддержки не могло быть и речи. Сегодня у женщин есть все, чтоб иметь финансовую, юридическую независимость. А также у нас всех есть исследования, которые показывают, что более 80% детей не имеют длительных негативных последствий от развода родителей. 

Одними из ключевых факторов в том, как на ребенка скажется развод психологи выделяют следующие 

  1. хорошие отношения с обоими родителями независимо от того, в браке они или нет. И здесь мы вспоминаем концепцию ко-родительства, в которой партнерские отношения в вопросе воспитания детей сохраняются независимо от статуса брака
  2. родители эмоционально стабильны, они заботятся о своем психологическом комфорте, ответственны в отношении проявления своих чувств
  3. базовые потребности ребенка — дом, образование, защита могут быть предоставлены вне зависимости от того, в разводе родители или нет 

“Травма происходит по сути не от факта развода, а от изменения условий жизни. Если изменения минимальны, то и травма минимальна. Дети могут адаптироваться и перестроиться”, — Мария Малыхина, психолог 

Таким образом, сам факт развода не влияет негативно на ребенка, вопрос в том, в каких условиях этот развод будет происходить, насколько быстро для ребенка будут созданы новые комфортные условия, насколько ему будут понятные новые правила. Часто родители не знают, как начать беседу о разводе. Мы собрали основные правила для непростого разговора с детьми. 

C чего начать

Начинать нужно с правды. Просто и сложно одновременно. Дети понимают больше, чем мы думаем, так как до определенного возраста сильно зависимы от родителей эмоционально. То, что something is in the air ребенок скорее всего уже чувствует. Поэтому важно быть честным и смелым. Рассказать все как есть. Не оставлять ложных ожиданий и надежд. Так ребенок примет ситуацию скорее и легче. 

“Информацию нужно доносить спокойно, но не безразлично. Если вам больно, так и скажите “мне тоже больно, что так происходит, но я справлюсь и помогу тебе”. Я рада (рад), что мы есть друг у друга. В то же время, не нужно сильно рыдать и убиваться”, — Мария Малыхина, психолог

Также важно поделиться своими чувствами. С одной стороны не скрывать, что вы живой человек и можете переживать не лучший жизненный этап, с другой — показать, что вы вместе с партнером контролируете ситуацию и все вместе справитесь с разводом. 

После того, как вы поделились своими чувствами, перестаньте говорить. Начните слушать детей. Некоторые отреагируют практическими вопросами, например, где они будут жить и когда увидят каждого из родителей. 

Если ваш ребенок не может поговорить с вами о разводе, помогите ему найти кого-то, кому он сможет доверять. Хорошим решением станет поход к специалисту за помощью. 

“Нужно говорить правду, не углубляясь в дебри причин. “Мы с папой больше не будем жить вместе. Иногда так получается, что взрослые люди могут расходиться, даже если когда-то сильно любили друг друга”. Можно привести пример из жизни ребенка, если знаете, что он с кем-то дружил, но теперь не дружит. Важно сказать ребенку, что родители могут не быть мужем и женой, не жить вместе. Но они всегда будут его мамой и папой и очень рады, что он есть у них”, – Мария Малыхина, психолог. 

Время

Детям потребуется время, чтобы осмыслить новость. Рано или поздно примут то, что произошло. Но не стоит забывать, что все мы уникальны. Каждый реагирует на ситуацию по-своему. Например, младшие дети более адаптируемые на самом деле, до семи лет их эмоциональный «барометр» еще не установлен. Поэтому они довольно быстро привыкнут к своей новой норме.

В случае с детьми постарше им придется проработать гораздо больше эмоциональной составляющей. Но, независимо от их возраста, дайте время и не устанавливайте никаких часовых ограничений. 

Разный возраст — разный подход

4-5 лет 

Главное здесь обеспечить постоянное воспитание, особенно со стороны родителей, с которыми они будут проводить большую часть своего времени. У ребенка этого возраста свой мир сосредоточен на рутине время приема пищи, время купания, время игр, время сна и т.д. Эту рутину необходимо поддерживать. 

На этом этапе дети могут начать понимать свои чувства, но они еще не могут их выразить.

Когда мы достигаем возраста от 6 до 8 лет, понимание развода родителей становится сильнее. Как и способность говорить о чувствах. Более того, круг общения ребенка расширяется за пределы дома, так как теперь он будет ходить в школу и у него сложатся дружеские отношения.  

В результате у маленького человека будет больше людей, с которыми он сможет делиться и, следовательно, обрабатывать свои эмоции. Продолжайте спрашивать ребенка, как он себя чувствуют. Но не позволяйте разводу стать центром разговора. Помните, что это критический возраст момент, когда дети начинают по-настоящему определять себя. 

В возрасте от 9 до 11 лет дети гораздо больше склонны видеть вещи в черно-белых тонах. К сожалению, именно здесь в уравнение войдет понятие вины. Дети будут задавать больше вопросов, чтобы понять ситуацию, которую они на самом деле не понимают.  В их глазах развод будет восприниматься как нечто, что произошло из-за того, что сделали мама или папа. Еще хуже то, что они могут рассматривать развод как результат своих неправильных действий.

“Такую новость для детей нужно донести в очень логичной форме. Желательно с помощью специалиста. История о том, что мама с папой больше не вместе, и в этом “виноват папа” (или мама) не работает. Ребенок не будет думать, что виноват папа, он будет думать что с ним что-то не окей. На этом фоне у детей начинаются соматические заболевания. Ребенок начинает болеть только для того, чтобы получить внимание. У ребенка начинаются разного рода психологические заболевания, зависимость от мамы и папы. Нужно максимально позаботиться о его психическом здоровье, при этом не игнорируя и не замалчивая ситуацию”, — Спартак Суббота, психиатр, научный руководитель Института когнитивного моделирования.

Дети этого возраста также могут фантазировать о том, как заставить своих родителей примириться. Им нужны заверения и объяснения, что развод основан не на одном событии, одной ссоре или кем-то одним из родителей. 

На развод они не могут повлиять, и, что более важно, они не должны чувствовать, что должны пытаться это сделать. Ни один ребенок не заслуживает такого бремени. Поэтому дайте ему понять, что он не несет ответственности ни за развод, ни за попытку исправить ваш брак.

И, наконец, подростки. Это сложно. Проблема заключается в том, что родители наверняка не могут знать вызывает ли раздражительность подростка развод или быстро меняющиеся гормоны.

Общение с родителями — первостепенная необходимость для ребенка, так как это способ обрести некий социальный опыт, научиться взаимодействию с другими людьми. Разговоры с родителями становятся не только возможностью поделиться информацией или эмоциями, но и реализуют потребность ребенка находиться в кругу близких людей, ощущать свою значимость. Даже если, на первый взгляд, его мир рухнул вместе с вашим браком. 

Невозможно за один вечер объяснить ребенку почему мама и папа больше не живут вместе. Поэтому родителям важно принять эту задачу как процесс, в который семья будет вовлечена всю жизнь и смысл которого будет не только в констатации сухих фактов, но и в построении доверительных отношений с ребенком. 

Материал подготовлен в рамках реализации грантового конкурса от ОО« Интерньюз-Украина »при финансовой поддержке Швеции и Internews (проект Audience understanding and digital support). Мысли, выраженные в этой публикации, отражают исключительно точку зрения автора.