Из записок отца. Разговоры внутри тебя
Воспитание

Из записок отца. Разговоры внутри тебя

Анатолий Колесников, папа четверых детей, трех мальчишек и дочки о том, как каждый день проводить с детьми и, что значит быть многодетным отцом.

О расстояниях.

Утром, голодные, все такие натощак, прогуливающие школу и не дошедшие в садик, вывалились мы-трое с начищенными зубами из квартиры, сдать по соседству, через три дома от нашего, общий анализ крови для старших.

Сразу же были удивлены, так как забыли на лестничной площадке два детских велосипеда вместе со шлемами на рулях. Саму дверь тоже забыли закрыть на ночь, расползайся кто может, заходи кто хочет, поедай наш виноград…

Раньше лаборатория находилась прямо в доме, с другой стороны от подъездов и для того, чтобы проколоть и палец и откапать крови, Катямбу было достаточно засунуть утром в трусы, кроксы и майку. Теперь же пришлось идти. Метров восемьсот. А все, что дальше вытянутой руки и планшета, для Климыча – ууууу, далекооооо.

С этими вопросами и вышли:

– Далеко идти?
– Близко
– А работа далеко?
– Далеко
– А Николаев?
– Очень далеко
– А Болгария?
– Тоже очень далеко
– А Япония?
– А что такое Пония?
– Это страна, где мы с Катямбой как то гуляли. Япония очень и очень далеко. А вот вы рядом. Даже совсем рядом, а вон то дерево – близко, мы к нему подходим и оно теперь очень близко, даже совсем близко.

– Итак, бывает: близко, совсем близко, очень близко, очень – приочень близко, рядом, не рядом, не совсем рядом, далеко, совсем далеко, не совсем далеко, очень далеко, не очень далеко, очень – очень далеко, бывает ещё – непонятно где, – но у взрослых это звучит по другому, бывает неизвестно где, в Караганде – ну это вы и так знаете, и ещё – воооон там бывает и вот здесь, прямо перед носом тоже бывает, и бывает – где – где? – у тебя на бороде.
– Понятно?
– Да.
– Да, … а через сколько лет ты умрешь?
– Никогда. Готовьте пальцы.
– )))

******

О временнЫх отрезках и семи жизнях)

То да се, то да се и в пол восьмого вчерашним вечером, распрощавшись с последним вторничным клиентом, я уехал домой.

Семья в полном составе ждала во дворе, им нужен был спонсор и сторож для визита в магазин, по темным улицам кварталов.

Накупив всякого разного, бесполезного и безобразного – Климыч пытался всунуть даже какого то робота, но сошлись на тик – таке – решили заходить домой.

Занесли с мамулькой Сашку и Ярика, затем я спустился за коляской и на десерт остался велосипед, сам Климыч и Катямба.

Мама, слыша рёв сына в подъезде, думала, что он упал. Остальные жители квартир просто слышали и ничего не думали. Они знали – Клим идёт домой.

Все было банальнее и проще: я тащил велик, старшие ползли и развлекали себя разговорами:

– Папа, а ты будешь стареньким?
– Буду
– А когда ?
– Не знаю
– А до скольких лет доживёшь?
– До ста, хочу увидеть, как вы со своими детьми справляться будете
– Это через сколько лет ты умрешь?
– Через пятьдесят четыре)

И вдруг
– Аааааааааааааа, папа умрееееееет, аааааааааааааа
– Климыч, так это через пятьдесят четыре года
– Аааааааааааааааааааа

– Катяша, давай выручай, раз вопросы задавала
– Клима, есть город, где люди вообще не умирают
– Точно, и мы туда переедем и ещё есть семь жизней.
– Аааааааааааааааааааа

– Что у вас случилось ? – уже мама
– Климыч среагировал на событие пятидесятичетырехлетнего будущего
– Дурики вы с Катей, для детей что пятьдесят четыре года, что тридцать три недели – одно и то же

– Аааааааааааааа

 21731530_1571841352872860_2847315453636439718_o

******
Выбираю грушу посочнее, самую жёлтую и крупную из трёх оставшихся, сладкую, из холодильника, Бера ранняя, с тонкой, такой же сладкой кожурой, мОю в тёплой воде, взвешиваю в руке, чувствую уже медовый вкус во рту и холод на дёснах, выхожу в комнату, где в полутьме сидит Котейка с Сашкой на руках и термометром в Сашкиных подмышках:

– Держи, звездосечка, подсласти себе жизнь) – разворачиваюсь и иду к холодильнику снова, выбрать из двух оставшихся.

Съел, но сладко стало лишь на минуту. Чувствую себя полным мудилой – обещал Катяше поиграть перед сном в Супер Ферму, а она так и уснула в одежде на диване, не дождавшись . Сашка заболел…

– Открой секрет, как это у тебя получается?
– Что получается?
– Где ты столько сил и оптимизма берёшь?

Мы сидим в Пробке, в летнем дворике Харьковского ресторана. У нас с Виткой – бутылка красного сухого и салаты, у Катяши – зелёный борщ и пельмешки, но еда интересует дочку меньше всего. Витка подарила ей настольную игру, а Климуське пистолет. Хочется заглянуть во внутрь.

– Это все понты и реклама, буквы и хорошие фотки. Иногда знаешь как я ругаюсь) Катяша, скажи.
– Ага, ага, можно открыть коробку?
– Можно, это же твоё, но постарайся ничего не растерять.
– На самом деле я просто забил на нервы. Отключил их. Иначе можно сгореть за месяц. Сложно очень. Иногда пи.дец даже как тяжело. Юмор и тексты спасают.

Вчера мамулька не сдержалась. К вечеру устала и сорвалась. Катямбе досталось. Катямба перед этим ударила Клима и Ласуня вспылила. Нужно было разруливать, я забрал доевшего ужин Климыча спать.

– Давай, дружок, засыпай. Завтра пойдёшь со мной на работу. Возьмёшь с собой велик.
– А ты мне не даёшь продавать велосипеды
– Продавай, если справишься
– Я тогда маленькие буду, где боковые колёса.
– Договорились, засыпай, я к мальчикам. Ясик зовёт.

– Катяша, он – старший сын в семье и твой брат, я запрещаю его бить.
– Он меня тоже бьет
– Ему тоже запрещаю. Раскладывай карточки, я сейчас Яську уложу и сыграем втроём. Катямба так и уснула, с кубиками в мечтах.

Сашка было плохо. У Сашки температура и сопли – сопли. Сашку мы победили, уложили в большой комнате , но так и не покормили. Всю ночь мы менялись местами. Я с Яськой, мамулька с Сашкой, хлоп и через два часа наоборот. Затем хлоп и снова наоборот.

Почти семь утра. Безумно хочется поспать, но почему то не можется. Тихая тишина. Все спят. Бесполезно, в треть звука работает мамин будильник на телефоне.

До дня рождения мальчиков осталось шесть дней)

Пойду, отключу будильник и сварю кашу.

******

Ночные разговоры

– Ты почему не спишь?
– Жду сигнал, когда лампочка Павлова включится
– Какая лампочка? Три часа ночи, отдыхай. И принеси печенья и воды тёплой
– Вот и лампочка, уже иду

– Пап, посмотри за мальчиками, я в туалет
– Так они спят оба
– А вдруг проснутся?
– А вдруг теперь я не усну?

– Ты куда с подушкой?
– Пойду в большую комнату, посплю
– Полежи с нами
– С вами я уже полежал, пойду всё-таки пару часиков посплю

Три часа ночи
– Тебе что сейчас в жизни больше всего нравится? Хобби какое нибудь? Что любишь большего всего?
– Конечно, больше всего я люблю теперь спать. Думаю о том, что на работу нужно купить диван.

– Котейка, я утром колбасу обжарил. Ты ее в духовке доготовила?
– Нет, так и лежит в сковородке под крышкой. Замоталась, забыла.
– Блин, шестьдесят гривен стОила.
– Не ругайся
– Хорошо, пойду на колбасу поору)

21557865_1569165999807062_6296034345542606521_n

******

Катаясь позавчера вечером в тёмном дворе на качелях с подружкой, Катяша вдруг спросила:

– Папа, я ты в детстве вызывал кровяную Мэри? Варя говорит, что если поставить ночью свечку возле зеркала и отойти, то она появится.
– Конечно вызывал, только уже не в детстве, а чуть позже, после двадцати. Кровяная Мэри тогда называлась Кровавой, пахла томатным соком и перцем и приходила вместе с Отверткой. Утром от них жутко болела иногда голова.
– Шутишь?
– Конечно же. В детстве девчонки тоже кого то там вызывали, лили воск в тазики, накрывали карты бумагой, а у нас, мальчишек, все было важнее и интереснее – карбид, сурик и серебрин, селитра, магний с марганцовкой, все это смешивалось, горело, взрывалось, летело, пластиковые банки от домашней химии одевались на палки, зажигались и пикирующие капли с хвостами дыма атаковали муравьев. Но в темные подъезды все равно заходить было страшно )
– А она может прийти?
– Кто она?
– Ну Кровяная Мэри.
– Прийти может только Кровяная Колбаса. А Кровавая Мэри – это детские страшилки. Пошли домой
– Папа, дай руку в подъезде

ps нарисовано в продлёнке)

21319172_1565434460180216_6455297178780931999_o

Автор: Анатолий Колесников