Как говорить с детьми о смерти
Важно знать Воспитание

Как говорить с детьми о смерти

Дети всегда питают неподдельный интерес к теме смерти. Сейчас , например очень модно тема зомби. Заметили, наверное, что игра, которую мы в детстве называли «чай–чай-выручай», салки, ладки, жука, грача, квача или банально «догонялки»,  у нынешних детишек зовется «зомби». И те же зомби очень популярны в масс-культуре

Прибежали в избу дети
Второпях зовут отца:
«Тятя! тятя! наши сети
Притащили мертвеца».

Сидим с ребенком в кафе, употребляем чай-кофе, сок-компот.  Все чинно и идиллиастично , если б только ребенок оставил уже в покое сахар. Делаю  замечание раз, делаю замечание  два, провожу воспитательный втык и рассказываю страшилку про диабет, но вижу боковым зрением, что ползучая сила сахара сильнее любых доводов. Вынимаю тогда туза из рукава  – говорю: «Сахар это белая смерть». Чудеса чудесатые – сахара больше не вижу, а вижу блеск в глазах и загадочную улыбку.

o-FATHER-TALKING-TO-DAUGHTER-facebook

Будь я фрейдистом, я бы поведал сейчас про механизмы и скрытые причины детского интереса к смерти, но, к сожалению, я могу лишь констатировать описательную часть.  Был такой случай в 82-м, как-то в детском саду посадили детей смотреть похороны Леонида Брежнева. Когда гроб уже опускали в яму, один ребенок сказал – «Смотрите, смотрите! Сейчас они его раскрутят (на лентах) и выбросят!». Не буду описывать, чем это замечание обернулось для родителей моего друга, но королем группы он  стал.

Или, вот, мой ребенок давно уже пытается вытянуть из меня название праздника, «когда все кости опять соединятся вместе и встанут». Более подробный рассказ описывает мне какую-то гремучую смесь из Хэллоуина и апокалиптического нашествия Гоги-Магоги в танахическом изложении. Я всякий раз отвечаю, что надеюсь не дожить до такого праздника, так как имею еще планы на жизнь. Все довольны беседой до следующего раза.

o-DAD-AND-SON-facebook

Я далек от мысли, что таким образом ангелы пытаются донести до нас некую сакральную весть, и склонен связывать подобный интерес скорее с процессами роста и взросления.

Исследователь Жан Пиаже, к примеру, считает что в возрасте 4-7 лет в жизнь ребенка начинают входить операционные представления (обратимость, ассоциативность и.т.п.), то есть он начинает понимать что три половника супа в тарелке с красным цветком  остаются тремя половниками супа в тарелке и с синим цветком, и с желтым.

Или, например, деловитые рассказы, что «это» платье стало коротко в рукавах, а то «новое» уже в самый раз, а рукава папа подвернет (подвернет ,конечно – куда он денется), суть осознание  мер длины.

o-DAD-KIDS-facebook

Смерть соотносится с этими представлениями в той мере, что она в них не вписывается. Смерть нельзя ни сосчитать, ни измерить, даже если папа вспомнит всех попугайчиков, которые у него были, и приплюсует к ним трех маминых.

К сегодняшнему день папа насочинял шестерых попугайчиков (Кеша был два раза), четыре из которых погибли (разной смертью), а два улетели и, наверное, тоже погибли. Вот такая статистика.J df

Не знаю, что там входит или выходит из детского мозга, но моя есть вас предупредить. Так что не серчайте услышав в ваши пять с половиной лет, что будет, когда папа-мама умрут.


«Врите, врите, бесенята,—
Заворчал на них отец; —
Ох, уж эти мне робята!
Будет вам ужо мертвец!