Воспитание Интервью

«Как моя дочка год училась дома и что из этого вышло» — Настя Касьян об опыте хоумскулинга

Настя Касьян — шеф-редактор портала для родителей UAUA.INFO, жена и мать двоих детей. Ее старшая дочка Аня в этом году не пошла во второй класс в государственную школу, чтобы учиться дома.

Об опыте хоумскулинга* Настя рассказала в интервью для Promum.

*Хоумскулинг — обучение на дому силами родителей с возможным привлечением педагогов из разных сфер.

Школа, в которой училась Аня в первом классе, была государственной и очень хорошей. Перед тем как туда поступить, мы долго собирали о ней отзывы, ходили там же на подготовительные курсы к будущей классной руководительнице. Мы подстелили соломку, как могли. 

С одной стороны, школа — это удобно. Утром завел ребенка, вечером забрал. В перерыве работаешь, творишь хорошие дела и зарабатываешь деньги. Но это не всегда получается. Несмотря на хорошие отношения с классным руководителем, были некоторые моменты, которые я не понимала. 

Например, мне приходилось, будучи на работе в другом конце города, вовлекаться в проблемы, которые возникали в классе. У дочки слетела заколка, и волосы лезут в глаза. Одноклассницы спрятали сменку, и ребенок не может попасть в класс. У дочки разболелась голова, она сидит за партой и плачет. При этом учитель находится рядом с моей дочкой. А я — нет.

Я понимаю, что учитель физически не может вовлекаться во все, что происходит с детворой в классе, и решать все их ежесекундные проблемы. Но ведь и отчитывать мам и пап на родительских собраниях за то, что происходило в школе, и на что они не имеют непосредственного влияния, тоже как-то странно. 

Моя дочь — ВЧР, то есть высокочувствительный ребенок. Такие дети очень тревожны и чувствительны. Можно сказать, что они все слишком близко принимают к сердцу.

В отличие от других детей, ей не нужно на перемене бегать и сгонять пар. Наоборот, после урока, на котором она очень сосредоточена и напряжена, ей нужно посидеть в тишине, чтобы собраться с мыслями. В шумной школе спокойно отдохнуть возможности не было.

Дочка звонила и плакала: «У меня болит голова от шума, я не могу». Чтобы ей помочь, я периодически просила медсестру, чтобы она разрешила Ане посидеть у себя в кабинете.

К пятому уроку она уставала и истощалась из-за того, что не могла отдохнуть между занятиями. Ей было сложно удерживать внимание и учить новый материал. Учителя жаловались: «Ваш ребенок витает в облаках». Я же была на работе и думала: «Почему учителя считают моим косяком то, что ребенок не слушает и не вовлекается в изучение их предмета?»

После таких занятий дочка не помнила, о чем шла речь на уроках, поэтому вечером приходилось заново объяснять ей весь материал, а потом делать вместе домашние задания.

Из-за постоянного сидения за партой одно ее плечо стало выше другого. Начал развиваться сколиоз. Аня болела простудой почти каждый месяц. Тревожность тоже дала о себе знать — ребенок часто жаловался на боль в животе и на тошноту.

Школа мне нравилась все меньше. Последней каплей был звонок учительницы. Десять минут она рассказывала, что моя дочка не знает английского, потому что мы — родители — с ней не занимаемся.

 

Школа с углубленным изучением английского, три занятия в неделю, в группе около восьми детей. Мой ребенок не знает язык, и в этом виновата я.

По профессии я не преподаватель языка. В том, чтобы нанять репетитора первоклашке, тоже виделось мало смысла. Платить ему деньги за знания, которые будет все равно оценивать школьный учитель, и если что-то не так, то снова от него мы будем получать нагоняй?

К тому же, если я буду нанимать ребенку отдельных учителей, то зачем мне вообще школа?

По итогу: ребенок в английском — ноль. Также мы заметили, что дочка решает примеры по математике хуже, чем в начале учебного года. Спина кривая. Нервная система — ни к черту. Я не поняла, что мой ребенок делал в школе целый год.

После окончания первого класса я не нашла причин, почему дочке стоит оставаться. Казалось, что бестолковых моментов в школе больше, чем полезных.

Перед началом второго класса мы с мужем поговорили с дочкой и предложили ей посмотреть, понравится ли ей в школе в первую неделю. Думали, может, она повзрослела за лето, соскучилась по друзьям и хочет учиться. Аня вернулась в пятницу с уроков и сказала, что будет учиться дома.

Информация о хоумскулинге попадала ко мне разными путями. Кто-то рассказывал о своем опыте или писал нам в издание колонки, посвященные этой теме.

Еще до первого сентября мы промониторили, какие есть удаленные школы. Поняли, что не хотим платить много за аттестацию. Решили, что с дочкой будут заниматься преподаватели на аутсорсе. Нашли школу в Харькове, чтобы даже не было соблазна туда ходить. Мы списались с ними в сети, сказали, что хотим учиться, ответили на их вопросы и они прислали нам документ, что принимают нас на учебу. С этой бумажкой мы пошли в свою школу, классная руководительница подписала обходной лист, мы отдали учебники, забрали документы и отправили их в новую школу. Учеба началась с получения пароля от входа в личный кабинет на сайте с нашей программой.

В нем есть дневник, календарь с расписанными темами и предметами по дням. Там указано, когда проводятся контрольные и есть тесты для самопроверки.

Мы выбрали школу, где нет жесткого графика. Главное до конца семестра сдать все контрольные, пройти несколько собеседований с профильными учителями. Если контрольная — это диктант, то нам присылают аудиофайл, дочка надевает наушники, включает планшет и сидит, пишет. После этого я фотографирую результат и отправляю файл, выкладывая его в виртуальный дневник. Там появляется отметка, что задание выполнено.

Дети постарше могут сами проходить контрольные, а пока мы контролируем этот процесс. Отчасти еще и потому, что дети 7–8 лет отвлекаются и забывают о задании, например, когда рядом бегает котик. Есть консультации, которые можно назначить профильным учителям, если какая-то тема оказалась сложной. Но у нас пока не было таких ситуаций.

Учить иностранный язык Аня начала на курсах. Вместо физкультуры и хореографии она пошла в бассейн, вместо музыки — на уроки гитары. Теперь она плавает вместо того, чтобы бегать галопом по залу. Появилась возможность заниматься тем видом спорта, который максимально подходит ей по состоянию здоровья.

До последнего я сомневалась, что у нас получится организовать обучение, потому что мы с мужем работаем фултайм. У нас собака, кошка и младший сын. Но обучать ребенка оказалось легче, чем я думала.

Об организации обучения. В основном с Аней занимается муж. Большую часть дня она играет, смотрит мультики и гуляет. Есть дни, когда она ничего не делает из школьных предметов, но знает, что на следующий день нужно будет сделать больше.

Учиться мы начали очень расслаблено. Первый месяц в году вообще пропустили из-за разных дел. Во втором классе легкая программа — мы учим, что такое дециметры, сантиметры, сложение и вычитание. Как-то осенью я заболела ангиной и осталась дома. Решила поучить дочку.

Программу по чтению за один месяц мы прошли за пару часов. Все предметы на месяц — за неделю, это было совсем не сложно. Я тогда очень удивилась: «Что дети вообще делают в школе?»

Домашнего задания как такового у Ани нет, просто после каждой темы нужно сделать несколько задач. Это занимает минут 20. Промежуточные тесты у нее несколько раз в неделю. Иногда я беру дочку к себе на работу, где она пишет контрольные, пока я занята своими делами. Пока был учебный год, Аня занималась почти каждый день. В среднем 2–3 часа.

Мой стиль жизни никак не изменился, кроме того, что мы стали намного больше общаться с дочкой. Раньше я утром отводила ее в школу, вечером забирала с продленки и делала с ней уроки — это было все наше общение. Оно сводилось к формату: «Умойся, оденься, выучи уроки». Сейчас у нее нет домашки, поэтому вечера свободны и мы делаем все что хотим. Выходные тоже освободились, не нужно думать, что в понедельник школа, необходимо подготовиться и выучить 100 500 стихов.

Появилась свобода. Как-то Ане с папой надоело сидеть дома и они поехали на неделю к морю — потому что какая разница, где учиться?

Для дочки такой тип обучения очень подошел, потому что ее больше никто не дергает, не отвлекает, она может отдыхать и учиться в тишине. Ей стало легче сосредоточиться и что-то делать. Недавно на каникулах она за полдня решила тетрадь с примерами, просто потому что поймала нужную волну и ей понравилось этим заниматься. Также она может по своему желанию сидеть над тетрадкой с прописью, чтобы научиться красиво писать.

Социализация у Ани проходит в разных кружках — гитара, плаванье, английский и спикинг клабы по выходным, где дети смотрят фильмы, делают поделки и общаются весь день. Дома она читает, лепит, общается с младшим братом или гуляет с подружками. Мне кажется, у нее довольно-таки много каких-то таких коммуникаций, даже в микросоциумах, где она не выбирает список участников. Конфликты, которые там возникают, быстро проходят, потому что после окончания кружка она уходит и уже снова оказывается на безопасной территории, где может успокоиться, обдумать или обсудить, что произошло.

В школе же ситуация была совсем другой. Дружбу в школе никто не супервайзит — кто как хочет, так и дружит. Аню в школе дразнили и обзывали толстой, бывали детские шантажи: «Если ты мне не подаришь свою игрушку, то я с тобой не буду дружить». Девочки угрожали закрыть ее в шкафчике. После таких ситуаций Аня еще месяц плакала, пытаясь сесть на диету. 

Дочке хоумскулинг очень понравился. Она рада, что может вставать в 09:00, завтракать под мультики и спокойно расчесываться, когда вздумается. Уроки она делает в своем темпе, без напряга, в безопасной обстановке. Ей хорошо. Дочка ни разу не болела — ни живот, ни простуда за год вообще не беспокоили.

Когда у твоего ребенка утром не болит живот — это настолько клево!

Оценки дочки нас с мужем не особо интересуют, мы больше смотрим на знания. Недавно нам пришел табель. В нем все хорошо.

Оказалось, что хоумскулинг — это несложно и недорого. Нет сборов на подарки, ремонты и школьную форму, зато есть кружки, которые мы сами выбираем. Выходит примерно та же сумма.

Планируем, что в третьем классе Аня тоже будет хоумскулить. О четвертом пока не думаем. Может быть, с возрастом у нее окрепнет нервная система и она научится не обращать внимание на внешние раздражители во время учебы. Мы готовы менять условия, если что-то изменится. А пока будем на «дистанционке». Минусов в хоумскулинге мы не заметили, нам зашло.

Мы мечтаем когда-нибудь переехать жить к морю. Глупо отказываться от большой мечты из-за школы.