Воспитание Отношения

«Не только потому что я милый»: Почему нужно брать ребенка на руки по требованию

Дети стремятся попасть на руки гораздо чаще, чем этого порой предполагают ожидания взрослого. В непосредственной близости с родителем малыш находит удовлетворение потребности в безопасности – такой же естественной и базовой, как потребность в пище, сне или тепле. Отказать ему в этой потребности – почти как позволить быть голодным или оставить мерзнуть, боясь разбаловать заботой.

Можно сказать, брать на руки по требованию – это наш родительский долг. Мы полистали литературу и поговорили с психологом Татьяной Степановой для того, чтобы разобраться, почему ношение на руках важно и всегда ли родителям удается придавать этому должное значение.

«На ручки, потому что я милый»

 Человеческий новорожденный появляется на свет совершенно не самостоятельным. Слабая способность к терморегуляции, быстрое переваривание грудного молока, не развитое до конца зрение, пищеварение, моторные навыки и т.д. – говорят о том, что ребенок рождается в промежуточной стадии развития и нуждается в постоянной близости ухаживающего за ним взрослого. Задача взрослых – обеспечить ему плавный переход, без стресса и мучительного состояния.

Не зря природа наделила младенцев такими очарованием. Важно, что, глядя на малышей, мы становимся менее агрессивными и более щедрыми, улыбчивыми и отзывчивыми.

Воздействие «милых» черт лица маленьких детей настолько сильное, что этим даже пользуются рекламисты. Герои рекламных роликов очень часто имеют мягкую, почти младенческую внешность для того, чтобы казаться привлекательнее для зрителя. Но это коммерция. А в повседневной жизни внешность младенца «задумывалась» природой такой, чтобы попросту делать нас способными своевременно реагировать на плач и другие сигналы о помощи. Такие вот ухищрения эволюции.

«На ручки, чтобы я был здоров»

Для ребенка мир, в который он приходит, чересчур богат и изобилен. Он наполнен слишком яркими красками, едкими запахами и неожиданными звуками. Поэтому естественно, что еще какое-то время после рождения малыш будет стремиться воссоздать вокруг себя более мягкие условия комфорта, и условия эти – быть на теле у взрослого.

Все начинается с контакта «кожа к коже». Быть в тесном контакте с матерью необходимо младенцу с первых минут жизни и имеет ряд научно подтвержденных преимуществ. Благодаря контакту «кожа к коже» температура новорожденного более стабильна, уровень сахара в крови выше, кожа заселяется дружественной микрофлорой, а эмоциональная привязанность между ним и матерью укрепляется.

Выхаживание недоношенных детей «кожа к коже» (получило название «метод кенгуру») так же неоспоримо подтверждает свою значимость на физическом уровне. Исследования показали, что даже самые крошечные недоношенные дети метаболически более стабильны и лучше дышат, когда оказываются в кожном контакте непосредственно после рождения.

У младенцев, родившихся раньше срока, которых выхаживали «методом кенгуру», даже спустя 20 лет (то есть уже будучи взрослыми) наблюдались стойкие защитные социальные и поведенческие эффекты, несмотря на повышенный риск неврологических и поведенческих нарушений.

«На ручки, чтобы я меньше плакал»

Хоть в дальнейшем тактильная близость с матерью не влияет на жизненные показатели, но она все так же важна для благополучного психологического состояния ребенка. На руках (и лучше «кожа к коже») малышу легче согреться, успокоиться и сонастроиться с матерью: ощущать привычный ритм дыхания и биения сердца, стабилизироваться и подстроиться под них.

В новом исследовании Университета Макгилла (Канада) выяснилось, что дети, которых носят на руках больше обычного, действительно меньше плачут. В исследовании принимало участие 99 пар матерей и младенцев возрастом от 4 до 12 недель (этот возраст считается «пиковым» для детского плача). Результаты эксперимента показывают, что младенцы в возрасте 6 недель, которые получали «дополнительное ношение» в течение дня (то есть, которых брали на руки помимо того, чтобы покормить или в ответ на плач) почти вдвое меньше плакали в возрасте шести недель. Меньшие, но достаточно сильные изменения в сторону уменьшения плача наблюдались и у малышей в 4, 8 и 12 недель.

«На ручки, чтобы я мог доверять»

Потребность быть ближе к своему взрослому запускает базовые механизмы доверия к миру и укореняет чувство безопасности у младенца. Такой ее видят в рамках психологической модели привязанности Джона Боулби – теории, завоевавшей сердца своих последователей особой чувственностью в понимании отношений матери и младенца.

Нося ребенка на руках, мы отвечаем на его потребность в безопасности, заботимся о нем и тем самым формируем надежную привязанность. В целом, выделяют четыре типа привязанности, и именно главенствующий из них в раннем, младенческом возрасте, определяет взаимоотношения человека с близкими ему людьми уже во взрослой жизни.

Как показали долгосрочные американские исследования, у 70-80% людей тип привязанности, установленный в ранних отношениях с матерью, особо не меняется со временем. Это означает, что заложенные в нас в детстве модели взаимоотношений действительно очень устойчивы.

Психолог Людмила Петрановская, главная толковательница теории привязанности для русскоязычной аудитории, объясняет что «донашивание» ребенка на руках до определенного возраста – так же естественно, как и  вынашивание его. Это лишь определенная стадия, ступень развития, и необходимость в ней со временем сойдет на нет.

Цитата из книги Людмилы Петрановской «Тайная опора»:

«Как только какая-то потребность насыщается, перестает быть актуальной, он с ней просто расстается. Настанет время – слезет с рук, и не удержишь. Вырастет большой – затребует отдельную комнату и будет в ней счастлив. Если мы наелись, мы не будем выходить из-за стола с куском в руке. Если мы выспались, мы не будем весь день искать возможность прилечь. Когда потребность полностью, глубоко удовлетворена, за нее нет необходимости держаться».

Особенно важно носить малыша на руках в первые три месяца жизни (так называемый четвертый триместр беременности), а в дальнейшем – зависит от темперамента. Чаще всего «донашивание» требуется до начала ползания, когда ребенок уже не так сильно тревожится при расставании со взрослым, ведь может сам последовать за ним. Именно на стадии «донашивания», если верить теории привязанности, в подсознании ребенка формируются главные экзистенциальные установки: нужен я или не нужен, рады ли мне, имею ли я право жить. И задача родителя – действиями показать такие ответы на эти вопросы, которые будут помогать ребенку по жизни, наделять его высокой значимостью в восприятии себя самого.

Почему важно брать ребенка на руки по требованию и как быть, если это не всегда получается, мы расспросили перинатального психолога, консультанта по грудному вскармливанию Татьяну Степанову.

Психолог Татьяна Степанова:

«Новорожденному ребенку жизненно необходимо быть в постоянном контакте с мамой, слышать ее сердцебиение, дыхание, голос, ощущать ее тепло и ласку ее рук. Когда мы берем малыша на руки, он ощущает себя в комфорте и безопасности, в контакте он успокаивается, развивается его мозг.

Для ребенка важно, что на его зов ответят сразу, что близкие рядом, что он не один. Когда мы берем на руки малыша при первых признаках беспокойства, мы показываем ему, что мир безопасен, что мы всегда рядом и придем на первый его зов. В таком случае у ребенка развивается безопасная привязанность к матери, и, подрастая, он не боится отпускать маму на время, потому что в ней уверен.

Дети, к которым не подходят взрослые или подходят не всегда, как и дети, которых крайне редко берут на руки, считают этот мир небезопасным, потому что самые близкие люди не отвечают на их потребности, не проявляют безусловной любви. У таких детей развивается недоверие к родителям, небезопасная привязанность к матери. Они боятся отпускать от себя маму или, наоборот, отстраняются от матери и привязываются к посторонним людям, охотно идут к любому «теплому» взрослому, что также не является безопасным поведением для ребенка».

А как быть, если маму отягощает постоянное ношение малыша на руках? Что поможет не чувствовать себя виноватой?

Психолог Татьяна Степанова:

«Брать на руки малыша безусловно  важно, особенно в первые месяцы его жизни. Но если маме тяжело, есть вещи, упрощающие этот процесс. Облегчает ношение ребенка на руках слинг, эргорюкзак анатомически правильной конструкции, на улице –  слингокуртка. 

Мама может не держать малыша на руках, а положить его возле себя в кровати, это даст малышу ощущение контакта с мамой и тепла. А когда малыш подрастает и начинает интересоваться  игрушками, окружающим миром, он может дольше находится один, но важно, чтобы мама или другой ухаживающий за ребенком взрослый был в поле его зрения или чтобы малыш слышал его голос».

Если мама находится не в ресурсе и не может (либо не хочет) брать на руки по первому зову, какой компромиссный вариант поможет удовлетворить потребность ребенка в близости? Объятия, просто активное внимание? Что-то еще?

Психолог Татьяна Степанова:

«Чем старше малыш, тем разнообразнее его потребности. Примерно к 3 месяцам, родители учатся  различать причины плача своего ребенка. И тогда взрослый понимает, когда малыша нужно обязательно взять на руки, а когда можно поиграть с ребенком  в кроватке, коляске, в манеже, побыть с ним рядом, поговорить – уделить ему внимание в любой доступной форме, главное – с улыбкой и ласково.

Если же мама не в ресурсе, самым важным становится позаботиться о маме. В этом случае действует правило спасателя, как в самолете: сначала надеть маску на себя, потом на ребенка.

Идеально, если у папы есть возможность разделить с мамой родительские обязанности, давать ей возможность восстанавливаться. Хороший вариант – постоянная помощь родных, няни, послеродовой доулы, помощницы по дому. Компромисс – временная помощь , любая возможная. Если же мама остается одна, то ей приходится заботиться о себе самой, и тогда она может  ухаживать за малышом по мере необходимости и просто быть с ним рядом. Главное – безопасность ребенка и восстановление маминого ресурса».

Пока мы выясняли пользу ношения детей на руках, нам удалось понаблюдать несколько случаев, когда детям отказывали в близости. Мы разобрали эти ситуации с психологом, чтобы иметь представление, далека ли жизнь от желаемого порядка вещей.

Итак, случай из жизни.

Семейная кофейня. В очереди за какао – мама с дочкой. Девочка лет трех-четырех. Дочка видит, как другая мама, стоящая рядом, берет на руки своего малыша. Не долго думая, девочка заявляет и о себе: «Мааааам –  протягивает руки, а затем, видя явную нерасположенность матери, уже капризно, — хочу на рууууки. Возьми на ручки! Нуууу!» Мама в ответ: «Нет, Даша, я тебя не возьму. Ты что, маленькая? Мы же сейчас тебе будем какао покупать. Мальчик маленький, и поэтому он на руках. А ты ведь уже взрослая, вот. А если я буду тебя на руках носить, то какао ты пить не будешь. Маленькие дети его не пьют». Дочка соглашается с мамой, ведь какао очень даже ничего.

Правильно ли реагировала мама в этом случае и просил ли ребенок многого, отвечает Татьяна Степанова:

«Ситуация вполне нейтральная. 3-4 года –  это не взрослый ребенок, это понятно. Мама ее не отвергла, не проигнорировала, она просто не взяла ее и объяснила почему. Это приличный вес ребенка для мамы и брать на руки такого ребенка нужно только в ситуации экстремальной: болезнь, сильная усталость, а посидеть и отдохнуть нет возможности. Беречь себя и свою спину мама должна обязательно. Если малыш, которого взяли был меньше, то все нормально.

Конечно, понятнее сказать, что маме тяжело. Но девочке не 2 года, и она видит разницу между собой и малышом. Тут не понятно, не хватило ей внимания или это каприз. Самое важное – границы в детско-родительских отношениях».

Другой случай из жизни.

Полупустая улица. По дороге идут родители с сыном. Парню на вид не больше шести. Он плачет, и плачет реально горько, так, что пройти тяжело. Мама идет впереди, а он, весь в слезах, еле плетется сзади. Что его так расстроило – не понятно, мы слышим только отрывок диалога, но судя по всему, он не послушался родителей. Мама (хладнокровно): «Я не собираюсь с тобой больше разговаривать! Думай, как ты себя ведешь». Мальчик, вприпрыжку, глотая слезы, пытаясь догнать мать, которая на него даже не оборачивается, метаясь то к правой, то к левой руке матери, вскрикивает: «Мама! Руку! Рууууку!». Мама, все так же безразлично и не поворачивая головы: «Ты послушай себя! На кого ты похож?! Ты как разговариваешь?…Пока ты орешь, руку я тебе не дам!». Мальчик пытается найти поддержку у отца и подбегает к нему: «Папа, дай руку!» Папа молчит, отворачивает голову и прячет руку в карман. Занавес.

Комментарий психолога Татьяны Степановой:

«Ситуация очень грустная. Ни в коем случае нельзя игнорировать ребенка и пытать его равнодушием. Что бы он не сделал: взять за руку, идти вместе, дать поддержку и обсудить «я-предложениями» свое отношение к его поступку, конкретному. «Я тебя люблю, но мне было неприятно, когда ты … (ударил малыша на площадке, нагрубил продавцу, взял шоколадку и спрятал в карман и др, и пр.). Я себя почувствовала плохой мамой, которая не смогла научить своего сына. Давай договоримся, что…». Все это – шаги ненасильственного общения».


Правильно реагировать на потребности ребенка получается далеко не всегда. Но важно помнить, что одна за другой наши реакции складываются для ребенка в цепочку представлений о жизни и надежности людей вокруг. Давайте будем твердой опорой для наших детей. Всем на ручки!