Воспитание

Родители vs школа: кто должен ребенку больше

В сентябре стартовала реформа НУШ: отныне дети будут учиться эффективно коммуницировать, а не зазубривать правила. А педагоги — обучать с помощью «Лего» и не взваливать на учеников груды домашки. Для родителей — звена между школой и ребенком — МОНовские методички не предусмотрены. Потому «нырять» в новую систему предстоит, вооружившись здравым смыслом. И имея понятие о границе между ответственностью школы и обязанностями родителей.

Обходимся без крайностей

В школу ребенок отправляется не белоснежным альбомным листом. У него уже есть богатый бекграунд: понятия о добром и плохом, законах социума, правилах коммуникации, моделях отношений. И с этим багажом он «встраивается» в школьную среду, такой себе микрокосмос.

Выглаженная юбка, пышные банты, белоснежная блуза — очевидные признаки подготовки к школе. Самые весомые признаки — неочевидные и закадровые. Они включают беседы о толерантности, уважении, принятии разношерстных взглядов, личных границах, телесной свободе и прочем. Включают атмосферу в семье, правила взаимодействия. Совокупность этих факторов определяет, как ребенок адаптируется к школьной среде. Поэтому условный Сережа, сын фаната сальных шуток о «бабах», задорно хлопнет одноклассницу по попе. Условный же Кирилл, наученный уважать телесные границы сверстников, — нет.

Но ребенок всегда остается ребенком. Его убеждения плавятся, принимают разные формы под натиском авторитетного взрослого. Если педагог грубо шеймит двоечника-безобразника Васю изо дня в день, эстафету непременно переймут его одноклассники. Учитель словно выдаст официальное разрешение на буллинг Васи. Мол, смело скидывайте на непутевого и затоптанную клумбу, и разлитый в столовой компот. И подключатся даже самые благонравные ученики, потому что взрослый разрешил!

Поэтому ребенку должны все — и родители, и школа. Каждая сторона — в  определенном контексте. Кейс Сережи обличил ошибку родительскую (не рассказали о концепте личного пространства, равноправии), кейс Васи — учительскую (педагог — дилетант в вопросе детской психологии).

Школа должна ребенку: сколько и чего

Очевидная обязанность школы — начинить ребенка знаниями, чтобы голова его стала чугунной. Очевидная для годов эдак шестидесятых. Школа нового поколения имеет задачи полярные: развивает коммуникативные навыки детей, дает практические знания, учит кооперироваться, искать информацию и решать разнообразные проблемы. Одним словом, школа выдает ребенку инструменты для лавирования в реальном мире. И не дает знаний, что увяжутся за ним мертвым грузом — витиеватые формулы и типологию ландшафтов. Напротив: на физике дети узнают, как едет велосипед, на географии — какая страна годится для летнего отдыха. Дальше решают родители. Они могут взращивать вундеркинда, заставляя читать дитя по энциклопедии в неделю. А могут посидеть с ним за уроками (положенные полтора часа) и отпустить на фильм о супергероях.

Создание комфортной атмосферы, так называемой child-friendly space, — задача школы. Для чего учитель должен быть другом, партнером, модератором, а не богом/начальником, вызывать естественное уважение, а не пиетет и дрожь в коленках. Отвергать иерархичность и систему «учитель всегда прав», прислушиваться к детям.

Не журить, не шеймить ученика за тройки/плохое поведение/неоплаченный родителями фонд школы. Поскольку стадный инстинкт — механизм действенный, что доведено психологами Лебоном, Троттером и Фрейдом. Люди, особенно незрелые-юные, быстро подхватывают такие тенденции. Не успеешь обернуться, как на обруганного ученика обрушатся колкости из уст всех одноклассников. Поэтому педагогу стоит модерировать, задавать правила большой игры (чем является школа). Учить детей ценить, выслушивать, принимать, поддерживать друг друга.

Педагог отчасти помогает ученикам осознать самоценность, важность в коллективе. Что подтверждают исследования детского психолога Е. И. Савонько. Ее опыты доказывают: самооценка ребенка формируется и оформляется в 13 лет, в школьном возрасте (http://www.klex.ru/dto, стр. 51). Поэтому каждая обесценивающая реплика из уст «главаря» (если учитель таковым себя мнит) наносит серьезный урон по самооценке школьника. Каждое «ты уникален в каллиграфии» и «выскажи свое мнение — оно правда ценно для меня и ребят» — напротив.

Но не отдаемся в цепкие лапы крайностей! Если дома ребенка именуют «безруким идиотом» за разбитую чашку и кричат «лучше бы я сделала аборт» из-за семерки по литературе, старания учителя напрасны.

Не о таблице умножения и буквах: чему должны учить родители

Порой ранец с ортопедической спинкой и наточенные карандаши ассоциируют с полной подготовленностью к школе. Но такой подход поверхностный. Перед погружением ребенка в пучину уроков и родительского вайбер-чата, его стоит подготовить ментально.

Во-первых, рассказать о правах и обязанностях. Что бегать и рубиться в «Сабвей Серф» на переменах нормально, а преподаватель не имеет права отнять планшет или другие личные вещи. Что с учителем не фамильярничают, а уважают и называют по имени-отчеству.

Стоит побеседовать с ребенком о толерантности к другим культурам, религиям, убеждениям, комплекциям. Упомянуть, что все это вкупе не определяет ценность человека.

Инклюзивность понемногу утверждается в образовательной среде. Поэтому нужно растолковать ребенку, почему люди с инвалидностью — норма, и почему «физика» вообще не имеет значения. Помните: язык определяет сознание. Поэтому забудьте о дискриминационных выражениях «инвалид», «ДЦПшник», «недоразвитый». Вместо этого употребляйте «человек с инвалидностью», и тому же научите ребенка.

Дети должны осознавать телесные границы — свои и окружающих. Знать, что дергать за косичку и бить портфелем по голове — плохой способ проявить симпатию. А подарить «Сникерс» или брелок — отличный. Что учитель не имеет права «трясти» и бить по рукам (ученик в ответ — тоже). А сделать обоснованное замечание — имеет.

Стоит обсудить с детьми и половое равенство. Поведать сыну, что если Маша не хочет браться за руки, так тому и быть. А дочь научить говорить «нет» и не воспринимать шлепок по попе от Сережи как норму.