Здоровье

Виновато «Оно»: как узнать Бессознательное за 10 минут

Неведомая сила у вас в голове заставляет орать на продавца в магазине, проталкивает ночью килограмм зефира в ваш рот и посылает образ химички в ваши эротические фантазии. Можно жить, не замечая этой силы. А можно обнаружить ее, прижать к стенке и заставить говорить. Как это сделала я.

 Глупо, наверное, здороваться с таким бесплотным явлением. Перейдем к делу — представься, пожалуйста.

Это ты так вместо здравствуйте? Достаточно дерзкое начало как для журналиста «Промам» (издания для хороших родителей). Ну да ладно, я и не с таким дерьмом встречаюсь. Меня называют «Бессознательным», но мне ближе определение «Оно».

Расскажи чуть больше о себе. Ты можешь, я знаю.

Все просто: я бываю латентным и вытесненным. Латентную часть можно осознать. Область вытесненного — нельзя. Это как выгребная яма, куда Сознание выбрасывает все, что не приемлет твой моральный фильтр. Не без последствий, конечно. Закон бумеранга работает. Все, что ты подавляешь, я возвращаю в ином виде.

Если точнее, в извращенном виде?

Ну, это твоя интерпретация. Я говорю через «случайные» поступки, оговорки, сновидения, которые тебя страшат. Удивительно, ведь то, о чем я сигнализирую, ты сама хочешь. Неосознанно, конечно.

То есть даже в самом иррациональном моем намерении есть скрытый смысл?

А ты как думаешь?

Обратимся к науке. Английский писатель и журналист Гилберт Честертон назвал тебя…

Да, я в курсе: «слабоумной обезьяной». Этот бифштекс (прозвище англичан у французов, — ред.) считал, что мои усилия сводятся к поиску «недозволенных и не отсроченных наслаждений». И что в поисках я будто бы не гнушаюсь обманывать тебя.

А это не так?

Тебя, видимо, не учили задавать открытые вопросы.

Сарказм засчитан! Окей, попробую по-другому. Твой «отец» Зигмунд Фрейд сравнивал работу Сознательной части психики с русской цензурой. Она удаляет все «лишнее» из сообщений реального мира. Это «лишнее» попадает в тебя, как во вместилище инстинктов. Почему Сознание так поступает?

Сознание хочет сохранять тебя приличной в глазах других. Можешь отрицать, но тебе хочется одобрения «стаи». Поэтому все «плохое» и «нежелательное» с точки зрения социума и личной совести подавляется, прессуется. А я выдаю это на-гора.

Вот ты сейчас об этом сказало. А обычно как действуешь, как сигнализируешь о проблеме? Через сны?

Бывает. Сновидения — мое королевство, как говорил папаша (З. Фрейд, — ред.). Способ включить тебя в диалог с тем, что ты отвергаешь.

Когда тебе, например, снится переход через мост, — это не случайность. В это время тебе в реальной жизни нужно принять важное решение. А ты боишься. И вот я в мягкой форме все преподношу.

Допустим, сон я могу забыть или не придать ему значения. А как я получаю и воспринимаю другие твои сигналы?

Очень тяжело. Я из кожи вон лезу, чтоб показать все твои «незакрытые гештальты». Как любят говорить выпускники филфака. Сознательная часть твоего «Я», или Эго, защищается от моих сигналов. И это понятно. «Я» контролирует все процессы в психике. Ей так кажется. Контролерша боится подходить ко мне. Эго замечает меня только тогда, когда информация упакована в слова. Пока вытесненное в меня не вызовет словесные ассоциации, Сознательное его не «увидит». Поэтому я создаю образы, нахожу слова. И бла-бла-бла.

А что такое «Сверх-Я» и в чем его задача?

«Сверх-Я» — это сама совесть. Блюститель морали. «Сверх-Я» мне, можно сказать, друг. «Поверенный Бессознательного». Не помню, чье определение. Пусть автором будет неназванный гений.

Как вы, множественные «Я», сосуществуете во мне?

Конфликты между нами, конечно, возникают. Когда внутренний мир сталкивается с внешним. То есть наша общая психика встречается с реальностью. Все, что есть во мне, Эго видит в форме «Я-идеала». В твоем детстве идеалом были мама и папа. Дальше — учителя. А теперь вообще любые авторитеты. Они создают заповеди для «Сверх-Я». Несогласие между требованиями «Я-идеала» и действиями «Я» вызывают чувство вины. В социуме конфликт возникает за счет идентификации твоего «Я-Идеала» с чужими.

Как я выживаю вообще в этой борьбе?

У «Я» есть несколько механизмов защиты. Первый, как мы уже обсудили, — вытеснение, второй — отрицание. Когда ты отрицаешь что-то, то избегаешь информации, которая меняет твое представление о самой себе. Благородной, сильной, независимой женщине.

Девушке! Попрошу.

Окей, девушке. Другая сторона отрицания — рационализация. Здесь «Я» выбирает информацию сама. Пропускает через себя лишь то, что оправдывает твое поведение. Проекция переносит твои переживания на другой субъект. Думаю, ты и сама догадываешься, о чем я. Ты обожаешь приписывать другим людям свои мысли. «Ой, на меня смотрели с укором, я точно сглупила», «Ой, меня сейчас отчитают». Не дуйся! Хотела по-честному, я говорю по-честному. Иначе я развернусь и залягу на дно.

Моей черной душонки?

Именно.

Нет уж, продолжай рубить правду.

Тогда следующая станция — замещение. Этот механизм защищает психику от нестерпимой ситуации по-другому. Реакция направляется с недоступного субъекта на доступный. Проще говоря: на тебя наорал босс, а ты орешь на продавца в магазине. Босса-то ты боишься, от него зависишь.

Бывает еще замещение желаемой потребности на доступную. Замечала, как холостяки дают прозвища своим машинам? Так вот, «моя ласточка» — не проявление нежности к авто, а замещение.

А сублимация и катарсис? Страшно красивые слова. Это, кажется, самые возвышенные способы самозащиты.

В точку! Такую защиту общество даже поощряет. В сублимации инстинкты замещаются действием, которое не противоречит ценностям. Личным и общественным. Сексуальная или агрессивная энергия, которую я накапливаю, «выливается» в творчество. Или физическую активность. Вспомни, как в момент наивысшего сексуального напряжения герой Челентано в фильме «Укрощение строптивого» рубил дрова.

Ну и, наконец, катарсис — исцеление душевных ран (фу, звучит как фраза из любовного романчика). Во время катарсиса травмирующий фактор слабеет из-за того, что ты переосмысливаешь систему своих ценностей. Это возможно после эмоционального напряжения. Например, после театральной постановки. Катарсис животворящий. Налетай! Вот такая реклама услуг Бессознательного. За деталями обращайтесь в личку, как говорится.

Давай проясним, когда впервые ты и Эго проявились во мне?

Когда ты начала называть себя и других. То есть с появлением речи. Поначалу ты называла себя в третьем лице. Память была еще непостоянная. А вот когда возникла «яйность», тогда память стала непрерывной. Как и эго-воспоминания.

Ребенком ты зависела от родителей, жила с их «психической оболочкой». Отделилась от них, когда стала подростком. После первого взрыва сексуальности. Телесные изменения усиливали Эго, заставляли отстаивать свои права.

Что творилось в это время в моей душе? Когда я была подростком?

В раннем детстве единственным препятствием были взрослые (учителя/родители), которые вечно что-то запрещали. В подростковом возрасте напряжение появлялось изнутри. Из твоей совести и морали. Возникло дуалистическое душевное состояние. Когда и хочется, и колется, а сказать об этом другому как бы стыдно. Тем более рассказывать родителям. Если с детства с ними не установлен тесный контакт.

Как родители могли распознать и, возможно, предупредить мой тяжелый период? Или хотя бы сделать его менее болезненным?

Родителям не стоило браться за голову, когда тебе было уже 13–15 лет. Думать и действовать они могли уже с первых лет твоей жизни. Если бы они построили доверительные и уважительные отношения, то ты как подросток не дерзила бы и не скрывала свои чувства. А обращалась к ним за реальной помощью.

Родители могут выслушать, «нащупать» проблему, поделиться своим опытом и помочь ребенку снять напряжение. Дать толчок к рациональному, взвешенному действию.

Но это если советы не выглядят нравоучениями. Нравоучениям ты бы сопротивлялась еще больше. И детское Сознание начало бы все вытеснять. И я опять бы все «лечило».

Вот такой круговорот данных в психике. Надеюсь, теперь будет легче работать со мной. И распознавать мои сигналы. Хотя кого я обманываю? Кстати, я слышало, ты сейчас переживаешь по поводу грядущего старения. Я придумало шикарный сюжет для сегодняшнего сновидения. Увидимся на подушке.