Здоровье Мнения

Пухленький младенец. Часть 2

В первой части статьи мы разобрались в том, почему мягкие щечки ребенка не всегда хорошо, что у детей до года не ожирение, а паратрофия, и почему много каш вредно для здоровья. Теперь разберемся с причинами лишнего веса младенцев не столько физиологическими, сколько психологическими. И ответственность здесь в большей степени на родителях. Оксана Фортунатова рассказывает, как бывает и что делать.

Сегодня у нас есть четыре наиболее распространенных родительских концепции.

Отрицание по типу «Никогда не буду таким, как моя мать (отец, семья)». При этом заодно отрицается и полезное. Корни отрублены, все начинается с нуля. А поскольку времени нет, а пользоваться уже чем-то надо — как правило, все складывается хаотично и как попало.

Следование, несмотря на несогласие, по типу «Чтобы мир в семье и мама не ругалась». Концепция тащится, как гиря, при этом вызывая ссоры, недовольство и нежелание вообще оценивать ее эволюционную перспективность.

Идеализирование: «Моя мама — самая умная женщина/наш род лучший/ бабушка всегда говорила, а она вырастила шестерых» и т.д. Тут даже самые чудовищные вещи будут помещены на доску почета.

Слепое следование без осознания, без критического анализа, без личного отбора лучшего и привнесения нового. Дублирование без должной эволюции.

Задача каждого поколения — осознать условия жизни предыдущего, проанализировать совместимость с сегодняшним временем и научными достижениями и постараться преобразовать полученный опыт во благо своих детей.

Вернемся к истории с прабабушкой. Прабабушка родилась в военные годы. Голодное детство, послевоенная разруха. Это наложилось на страх предыдущего поколения — голодомор. Детская худоба тогда означала близкую и неминуемую смерть. Это уже на уровне генов вызывает страх и ужас. Потому для прабабушки здоровье и счастье — полный ребенок. Потому она раскармливала и своих детей, и внуков, и правнучку оценивала по тем же критериям. Но насколько актуально бояться этого сейчас и стремиться раскормить дитя?

Или знаменитое «ешь за двоих» беременным. Мама весит 55 кг. Ребенок на 10-й недели беременности — 4 грамма (!), на 20-й — 300 грамм, на 30-й — 1300, на 40-й — 3200. Но мама верит, что ребенку нужно столько же, сколько и ей.

Вот старт обычного переедания, которое уже закладывает основы алиментарного ожирения ребенка (первичное ожирение, вследствие неправильного расхода между полученной энергией и затраченной, — ред.).

«За двоих» маму заставляют есть и при кормлении грудью. Хотя ребенок при этом за год вырастет от 3500 до 10–11 кг. При маминых 80 кг. Но мама суеверно наминает две порции. Переедание создает дисбаланс питательных элементов в грудном молоке, что приводит к перенасыщению ненужными типами жиров (уровень и тип которых зависит от питания женщины).

Не помог вопросу и появившийся в последние годы для кормящих мам запрет в еде «на все». Основание для принятия таких рекомендаций: резкое падение качества продуктов, отсутствие контроля консервантов, красителей и химических добавок. Невежество мам, которые тянут все в рот, не задумываясь о последствиях. Недостаточность койко-мест и оборудования для откачивания отравившихся младенцев. Выход был один: рекомендовать мамам есть пару-тройку продуктов. Не более. Причем гинекологов и педиатров, дававших подобные советы без размышления, — огромное количество.

Случай из практики: обратилась мама с высокой тревожностью и страхом потерять сознание, когда ребенок на руках. Поскольку мама выглядела бледной и изможденной, первый вопрос был о питании. И тут выясняется, что гинеколог посоветовала не есть НИЧЕГО кроме гречки и белого мяса курицы и «много пить воды». Плюс «добрый» врач разрешила пить витаминный комплекс. Чем мама и питалась (а последнее время буквально давилась до рвоты) четыре месяца. Молоко благодаря воде было, однако питательностью не отличалось, потому ребеночек ел каждые три часа, но кричал уже через два от голода, а поскольку педиатр приказала выдерживать три часа, то этот час мама плясала, пела, трясла, убаюкивала и плакала. Будучи сама практически голодной. Не торопитесь обвинять маму в глупости.

Послеродовой период — стресс. Первый ребенок для многих мам стресс вдвойне. Потому мама физиологически не способна рационально мыслить.

Она просто живет в страхе и беспокойстве. Мама хочет как лучше и доверяет врачу, что, собственно, закономерно и хорошо. Просто врач попался бестолковый. А у мамы отрицательное отношение к своей матери и потому она решила ее не слушать, а слушать только врача. Но и тут проблема — полезная и важная способность «доверие» у молодой мамы на низшей отметке шкалы — «наивность, некритичная доверчивость». Ей и в голову не пришло перепроверить рекомендацию доктора. Но даже если бы и решилась — интернет полон информации, которая сочиняется неспециалистами и крайне противоречива. Но все же выход можно было найти, просто обратившись за дополнительной консультацией. Безусловно, маме полезно было разобраться в причинах такой доверчивости, буквально стоящей ей и ребенку счастливого сосуществования.

Причем тут ожирение? А все просто. У таких изголодавшихся мам ребенок со временем начинает недоедать. Ведь мамины депо истощаются, а гормональная система на стресс реагирует сбоем. А значит, качество и количество молока изменится. И потому следует совет от врача прикармливать смесью. От грудного вскармливания мама не отказывается — «иммунитет», и проконтролировать объемы питания становиться невозможно. И потому ребенок начинает переедать.

Но если тут все понятно, то загадкой может стать ситуация, когда ребенок питается абсолютно правильно, режим жизни правильный, а вот избыточный вес не удается победить. И тут уже чистая психосоматика. Ребенок манифестирует телом.

Напоминаю, о психосоматике мы говорим, когда все органические причины исключены и врачи разводят руками. Когда ни диеты, ни массажи, ни ЛФК не помогают.

Причин тут может быть несколько.

Способ диалога с родителем. Ведь именно так ребенок получает нужное ему внимание. Длинные поездки к врачам у мамы на руках, поглаживания и внимание при массаже, ЛФК.

Желание понравиться, «быть принятым». Ранее мы писали о способности ребенка улавливать настроение матери, подтекст ее отношения. Сожаление от его худощавости, недовольство мамы тем, как ребенок ест, или, напротив, радость от аппетита ребенка и его пухленьких ручек и ножек вызывают настройку на соответствие.

Желание похожести, «быть своим». Науке хорошо известен феномен усыновления, когда приемные дети становятся похожими на родителей больше, чем их родные дети. Можно предположить, что и худенький ребенок, родившийся у полненькой мамы, будет предрасположен к срабатыванию этого принципа. Конечно, за таким стремлением, скорее всего, стоит некий дискомфорт ребенка, ощущения ненужности и брошенности, которые пережили в свое время и приемные дети.

Стресс. Ситуация вокруг ребенка его пугает или напрягает. Условия жизни могут быть физически стрессовыми: холод, перегревание, гигиеническая запущенность. Либо ребеночек считывает состояние матери: страх, злость, депрессию… Если помните, считывается это через физиологические показатели: зрачки, давление, пульсация, движения матери. Происходит подстройка, дублирование показателей ребенком.

Вышеуказанные факторы вызывают стрессовый ответ организма со всеми гормональными изменениями, которые в том числе серьезно меняют обмен веществ, что ведет к жировым отложениям.

На первый взгляд, все выглядит сложно и запутанно. Нет. Любая ситуация имеет причины, и их можно найти. А вскоре и преодолеть. Главное — не надеяться на «само собой» и не опускать руки, если что-то не дается. «Стучите и откроется». Не открывается? Стучите громче!

И не забываем, что примерно у 84 % больных ожирением проблема веса связана именно с психологическими факторами. Какими именно — в новых статьях.

Психосоматолог,  автор программы системного похудения и ведущая групп «Худеем вместе».